Чо-та как-то вспомнилося....

В последние годы у отечественных конструкторов вооружения и военной техники немного сдала фантазия и энергия, которые толкали вперед разработку новых систем. Ну, естественно, "бешеные миллионы" на научно-исследовательские опытные конструкторские работы не в последнюю очередь влияли на умы выпускников Бауманки и питерского Военмеха. Пошли в "народ" дикие гибриды (внезапно и непреднамеренно удачно получившаяся БМПТ не в счет), когда на старые шасси вкрячивали старые ( и просто пожилые) скорострельные малокалиберные артиллерийские системы...

Вот знаете, что такое «бардак»? Ну да, это либы бабы за деньги, либо Российская действительность. А помимо, это ласковое название бронированной разведывательно-дозорной машины, которую 25 лет производил завод в Арзамасе. БРДМ-2.
Изначально на этой маленькой, юркой стальной коробочке было установлено два спаренных пулемета 14,5мм Владимирова и 7,62 Калашникова. Да, парвильно тут мне подсказывают – как на бэтэре. Но пытливые умы конструкторов не могли мириться с тем, что 7-тонная машинка не может бороться с натовскими вертушками и израильскими танками. Поскольку все сухопутные системы отличались значительными габаритами, и 125мм танковая пушка вместе с боекомплектом весила больше чем вся БРДМ, то взгляд разработчиков устремился одним глазомм в небо, а другим – в Ковров, на завод им. Дегтярева. Где производилась известная двуствольная система Грязева-Шипунова под 23мм патрон. Огромным плюсом было то, что у патрона для ГШ-23 и 14,5 патрона для КПВТ была общая гильза, отличавшася только степенью обжатия дульца и калибром пули (мало кто знает, что на базе 14,5 мм пулемета была создана 23мм автоматическая пушка – КПВБ, отличавшаяся от брата-пулемета, по большому счету, только стволом). То есть можно было использовать штатные места для хранения боекомплекта без существенных переделок.

И работа закипела...

В районе Уральских гор есть очень много разных заводов и полигонов. На один из них и привезли созданный «уникальный образец научно-технической мысли, не имеющий аналогов в мире», зачехлили и стали ждать комиссию...
Комиссия никуда не торопилась, поэтому было решено все-таки дополнительно испытать созданного «пожирателя патронов» (а что вы хотели – 4000 выстрелов в минуту, это вам не хрен собачий! Это ОГОГООО! Одной меди надо столько, что Хозяйка Медной горы давно уже без дома осталась). В связи с этим трое молодых «спецов» (Арзамас, Ковров и Мааасква) решили погонять по полигону данный агрегат и посмотреть – что же в результате получится-то. Потому что «там» она работала, а как будет «здесь» - непонятно. Выписали себе полтора часа на «коротком плече» покрутиться-пострелять и погнали. Август, жара, духота. Машина похожа на вполне себе баню – но работать надо. Покатались, заехали на огневую...
Решили отстрелять весь БК по 50 патронов...

Трррр-трррр!!! Дзззыннньььь. Тррр-тррррр!!! Дзыннньььь. Тр....клац-клац.

Пироперезарядка

Тр... Клац

Стоп, отмена, смотрим...
Вылезли из люка – мать родная, не видно нифига! Пылища кругом дикая, а чему удивляться – огневая для танка, тарвой и не пахнет. Дали пушке остыть (а время-то отведенное тикает) вскрыли кожуха – пыль. Немеряно пыли на всех деталях, а пушчонка-то авиационная, к холоду и чистоте приучена. Плюнули, развернулись и погнали в сторону техбоксов. Арзамас убежал оформлять продолжение стрельб (решено было поздним вечером отстреляться –и прохладно, и красиво), Ковров с Москвой стали драить пушку, при этом не вынимая из башни. Так – а что это? Пыли немного, не могло клинить... Понятно- гильзозвеньеотвод забит. Качество сборки короба оказалось выше всяческих похвал – разница на стыке секций почти 5мм. Гильзу перкосило, за нее зацепилась другая и пошло-поехало. Раскрутили, кияночкой обстучали, заодно короб подачи ленты проверили. Та же фигня. Раскрутили. К тому времени уже и Арзамас вернулся, получив свою порцию матов как представитель прозводства, и темнеть стало. Обстучали, закрутили, собрали, проверили... Вроед все работает. Но три молодых организма после «заводского» завтрака в виде одной синей сосиски, дохлого бутерброда с засохшим сыром и стакана «кофейного напитка» захотели жрать. А после пыли, духоты и масла – пить. Обязательно – холодного. Желательно – пива. А поскольку последний автобус от проходной уходил в город в 20-30, то идти надо было пешком. Три великовозрастных балбеса задумались и было принято коллективное решение – едем. На «бардаке». Благо пропуск на въезд-выезд действителен в течение полугода – с запасом делали. На всякий случай.
Погнали. И никому даже в голову не взбрело хотя бы разрядить пушку, не говоря уж о том, чтоб зачехлить угрожающе торчащие в небо стволы.
Две танкофары, рев и дым. Наш «бардак» непобедим! Дешевая шашлычная рядом с вокзалом манившая горячей едой и холодным разливным пивом. Обалдевшие глаза ДПСников и храбрый боец ВАИ, бросившийся наперерез. Остановились, ессесно. Все нормально, если бы только Ковров, сидевший нам есте стрелка не решил посмотреть через прицел на того, кто ж такой храбрый... Храбрость сдуло ветром, дунувшим из 23-мм стволов и загнало в УАЗ с черными номерами и синей полосой с надписью ВАИ. Толстый ленивый ДПСник гулко, как-то чревом, захихикал. Из УАЗика раздавалиьматы, слегка приглушенные рокотом дизеля. Арзамас Вынул документы и как был – в тельняшке, шлемофоне и берцах (камуфляжные шорты не в счет) поперся на разбор полетов. Почему-то к военному инспектору. «Козлик» завелся сразу завелся, водитель при этом забыл сняться с задней передачи. В результате «Руссише Гелендваген» оказался в густых кустах, при этом на полтора метра ниже полотна. Маты стали еще приглушенней, но от их изощренности стали собираться тучи. Гулкое брюхо инспектора ДПС издавало уже не глухое хихиканье, а какое-то булькание, похожее на закипевший бойлер. И стоявшей рядом «девятка» с мигалкой на крыше раздавались похожие звуки. Гаишник, првоерив документы, махнул своей полосатой палкой в сторону города и пробулькал-просипел что-то вроде «езжайте уж, дебилы». Как потом выяснилось, много таких проезжает по этой дороге. Хорошо, если колесные. Один раз ан танке поперлись за сигаретами....

Шашлык, пиво, полигон. Ночные стрельбы, впышки выстрелов, трассера в небе. Безотказная работа автоматики, запах пороха... Как приятно сидеть на траве, привалившись к теплому, пахнущему резиной колесу, слушая потрескивание остывающей от работы техники...
Перебирать теплые гильзы левой рукой, потому чтов правой - эмалированная кружка с пивом. Суббота, ночь... А в в воскресенье с утра работа – вместе с полигонными спецами подготовить машину к смотру в понедельник – очистить, подкрасить, набить ленты.... И весь день проторчать на позиции, ожидая решения высоких чинов... И так неделю... А потом опять тряский поезд до Арзамаса с зачехленной БРДМкой на платформе и машина до Коврова через Москву...