Стремно - не стремно...

Сдавать экзамены в 10 классе - не, не стремно. Не важно, что учебники физики и химии ты скурил еще лет 5 назад. Все равно, не стремно как-то, есть уверенность, что свои 3 балла всегда получишь.
Поступать в институт, сдать историю на "4", сочинение на "5", а русский на "2" (как умудрился - до сих пор в непонятках) - стремно. Не увидеть свою фамилию в списках зачисленных (уже когда понимал, что один экзамен завалил) - не стремно.
Год до армии - не стремно. Но надо что-то делать... Устроился на завод, не стремно, но тоскаааааа... Проработал 3 дня на конвейере - уволился. Не стремно.
Приятель пообещал посодействавать в устройстве на более-менее интересную работу. Стремно - получится/не получится. Получилось!
Получить повестку в армию - не стремно! Ведь знал, что она придет, типа, морально к этому готовился. Собрать пацанов, устроить проводы, нажраться как порось - не стремно! Прийти к военкомату, сесть в автобус и приехать на Угрешку - не стремно. Ты в коллективе, здесь все равны.
Очухаться на призывном пункте, даже дойти до столовки и в тот момент, когда уже рука тянется к вожделенному компоту, увидеть, что в помещение зашел "купец" в военно-морской форме - стремно! Ибо 3 года вместо 2 служить никак не хочется...
Въехать в ворота в/ч и первый раз увидеть деда-сержанта - стремно поначалу. Потом понимаешь, что у тебя еще КМБ, впереди 3 месяца вместе с такими же, как ты раздолбаями! Армейская жизнь с ее страшными байками про "дедов-наряды-люли" еще где-то впереди... далеко впереди. А пока - вот же мы, новобранцы! Мы все вместе! Да нас 30 человек! Мы - сила! Мы в карантине и нам даже не положены карманные календарики, чтобы прокалывать в них дырочки прожитых дней.
В карантине даже весело. Интересно. Ты здесь уже месяц. Ты со всеми перезнакомился, даже подружился. Ты знаешь распорядок дня: подъем-зарядка-тактические занятия(в основном рытье окопов почему-то)-уборка помещения-отбой. По субботам баня. И когда однажды после субботней бани идет построение карантина - не стремно. Стремно, когда тебя вызывают из строя - одного из 30 и объявляют, что ты зачислен водителем БТР и для тебя карантин закончен, вали в свое подразделение - стремно! Очень стремно! Пытаясь сдержать слезы и всем своим видом показать, что все нормально, собираешь свои шмотки. 29 пар глаз смотрят на тебя с сочуствием. Стремно. Пройти 500 метров в другое подразделение и первый раз войти в него - стремно!
На входе вальяжный дневальный со штык-ножом. Сразу видно - "дед".
-Ты откуда? - (стремно)
Пытаешься объяснить, что я "ваш новый водитель БТР и прибыл для прохождения службы" - дикий ржач - стремно!
-Родом откуда, дурик?!
-Москва.
-Ну, проходи, земляк! - очень стремно!
Когда потом выясняется, что он действительно земляк, и через пол-года у него дембель, а шенель у него не того цвета (или начес там что ли хреновый), и в зачуханной шенели он демебелизоваться ну никак не может, а у тебя шенель подходящая и "давай махнемся!" - не стремно! Даже весело. Хоть все вокруг и говорят, что ты лох и тебя разводят - не стремно! Он - земляк!
Первый наряд - не стремно! Ты уже неделю в новом коллективе, даже немного прочухал иерархию. Знаешь, кто "дембель", кто "дед", кто "черпак". Ты пока - "дух"!
"Дембель неизбежен - сказал молодой боец, вытирая слезы половой тряпкой" - твой девиз. Уже не стремно. Стремно, когда начнут (а если поставить себя как надо, то и не начнут) унижать. И вот, стоишь ты ночью на тумбочке, заходит даже не дед, тогда он был "черпаком", Джамиль, кидает тебе гимнастерку и процедив сквозь зубы: "постирай", уходит спать - стремно! Несколько минут ты в растерянности и думаешь, как поступить. В карантине точно говорили, что стирать нельзя - зачморят. Бежишь в расположение и, пока Джамиль не уснул, отдаешь ему х/б и только можешь выдавить: "я стирать не буду!" - стремно! Удивленно вскинутые брови, подозрительный взгляд и устрашающее "чтоо?!" - уже не стремно. Ты перешел рубеж. Ты в отказке и впереди у тебя только люли, а это не страшно! Когда бьют двое или трое - это не унижение, это просто немного больно. Но не стремно!
Ждешь утра. Не стремно. Точно знаешь, что когда сменишься, черпаки во главе с Джамилем позовут тебя в подвал и там немного "повоспитывают". Стремно, когда Джамиль зовет тебя в подвал один на один. Не понятно почему, но стремно.
Долгий разговор, без драки. Даже какая-то симпатия проскакивает. Заканчивается словами: "Ну, если кто наедет - скажи. Я тут главный среди айзеров." "Ну, ты тоже не молчи - нас, москвичей еще 30 человек в карантине" Смех.
Потом подготовка к полевому выходу. Не стремно - интересно. Все собираются на 2 месяца уйти в леса.
-Боец, денежное пособие получил?! - стремно, почему спрашивает? Деньги отнимать - чмошничество.
-Получил.
-Если ты с нами, купи на все "Белый лес".
Конечно, я с ними! Единственный "дух" в дивизионе, что ж я так и останусь единственным?! Я - со всеми.
Ночью в палатке тебя растолкали - выходи. Стремно. Но выходишь. Оказывается уже сварены затыренные в части макароны, все стоят вокруг костра с кружками в руках. Ты с нами? С вами. Достаешь одеколон, разливаешь по кружкам. Стремно, ибо одеколон до этого никогда не пил... Да и водку-то раза 3-4. Стремно, но выпиваешь. Когда бежишь блевать за кусты - не стремно! Уже не стремно, ты уже со всеми.
Ты отслужил год. У тебя сложились отношения. С кем-то лучше, с кем-то хуже. Но ты точно знаешь, что в любой ситуации ты поступишь именно так, как поступишь. Совсем не стремно. Жизнь прекрасна.
Другой полевой выход. Ты с Джамилем сидишь в окопе, а где-то далеко идет тактическая подготовка. Так получилось, что в окопе вам делать нечего. Скучно. Треплешься о том, о сем. Потом находишь стреляный патрон. Стреляный - точно, и капсюль пробит и отполирован он так, будто кто-то хотел сделать из него сувенир, а потом потерял. Заряжаешь его в АК и начинаешь изображать из себя Рэмбо. Прицелеваешься с одной руки, с левой с правой, приставляешь ствол автомата к виску. Но курок не спускаешь. Весело. Потом снимаешь автомат с предохранителя, направляешь ствол в лоб сидящему в двух метрах Джамилю и начинаешь плавно, как учили, нажимать курок. Айзер корчит страшные рожи и ржет. Весело. В последний момент, вспомнив, что и незаряженное ружье стреляет, отводишь автомат в сторону и дожимаешь курок. Выстрел и фонтанчик песка. Стремно. Джамилю еще стремнее.
У Джамиля дембель. Тебе еще год трубить. Не год, чуть меньше, так как Джамиль залетчик и уезжает с последней партией, уже в июле. Увольняться с красными погонами - чмошничество. А у тебя "красный" полк - пехота потому что. Все дембеля закупают в соседнем танковом полку черные погоны и фуражки. У Джамиля форма к дембелю готова - в погоны (черные) и фуражку (тоже черную, естесственно) всавлены все нужные пружинки, все шевроны наглажены и пришиты, в чемодане даже есть аксельбанты, которые он наденет, переехав границу. Его последнее вечернее построение - завтра утром машина на аэродром. Приходит командир части (!):
-Мирзоев! Парадный китель к осмотру! Тот приносит свою отглаженную, подшитую и ушитую с восточной любовью форму с черными погонами. Шмарк-чмарк, погоны отрываются, китель рвется на две половины.
-Старшина, выдать Мирзоеву новую прарадную форму, с уставного цвета погонами!
У Джамиля в глазах слезы. Крепко держешь его за ремень, чтобы тот не рванул из строя. Потом полночи уговариваешь, что в ближайшем военторге в Бресте он сможет купить черные погоны и перешить. Не помогает. Стремно. Под утро обещаешь, что уже в самолет он сядет с черными погонами. Стремно, что не сдержешь обещание. Бежишь к своим, уговариваешь кого-то отдать свою парадку. (Ну ты-то еще успеешь, дембель через год!).
На утреннем построении, все дембеля в черном, один Мирза в красном. Командир полка лично проверяет.
Хватаешь сложенную в вещь-мешок парадку, бежишь в конец части, перелезаешь через забор и ждешь машину, увозящую дембелей на аэродром. Стремно. Вдруг пропустешь или что-то не успеешь.
Вот он - ЗИЛ-131. Выскакиваешь из засады, машешь знакомому водиле, что б притормозил. Капитан-сопровожающий делает вид, что не видит тебя. Забрасываешь вещь-мешок в кузов.
-Спасибо, брат!
Не стремно.