Десантники! С праздником!

Как обычно, в преддверии праздника. Телевидение фильмы патриотические показывает, а я истории пишу…

Тропа резко пошла вниз. Группа возвращалась домой. Третий день … Большой помнил мандраж перед высадкой с вертолёта. Куда летим? Зачем? Что там ждёт? В кино всё здорово выглядит, прилетели, высадились и победили… Увы, в жизни всё бывает по другому. Впереди был заброшенный колхоз, с огромными яблочными садами…
Задача группы была ясна, как «дважды два»: быстренько, по тихому, высадиться, проверить заданный квадрат, при обнаружении чего либо, в бой не вступать, доложиться и ждать дальнейших указаний.
Криво пошло всё с самого начала. Лётчик, гад, толи боялся сильно, то ли торопился куда. Зависать на месте не стал. Пришлось группе высаживаться на ходу. На нехилом ходу. Темно, земли под ногами не видно. Парни прыгали «в никуда»… Большой был пятым по очереди «на выход». Прыжок «с печки» (с зависшей на 2х метрах от земли «вертушки» (прим. автора)), земля долбанула по ногам, автомат больно ткнулся в рёбра Большого. Полсекунды, что бы придти в себя…. Занимаем оборону. Всё, как учили на тренировках.
Последний десантник покидает вертолёт. «Вертушка», взревев мотором, низенько, чуть ли не касаясь шасси верхушек леса, пошла куда то дальше – типа не было ничего, так, мимо пролетала… Секретность, однако…
Группа залегла. Прильнув к прицелу автомата, Большой замер, вглядываясь в темноту. Тишина...
Собрались в месте сбора. Все целы. Всё в порядке. Никто ничего даже не потерял при высадке. Пошли к месту ночёвки. Увы. Заночевать не удалось. На предполагаемом месте уже ночевали. Ночевала явно не дружественная группа туристов. Не было песен под гитару, не было весёлых историй и приглушённого девичьего смеха…
Если бы не перекличка часовых, пришли бы аккурат в самый лагерь! А там… Одному Богу известно, чем бы всё кончилось. Да и то не факт. Ещё не известно, чья здесь «юрисдикция»: Иисуса или Аллаха…
Пришлось отходить. Сообщили координаты. Минут через 10 над головами завыли снаряды. Артиллерия отрабатывала «по площадям». Интересно, попали в кого, или так, погреметь среди ночи решили? А вообще, какая разница! Хорошо, что по своим не вдарили. А то был такой аналог. Большой всё собирался, после того случая, сходить в расположение пушкарей и отметиться там, у кого надо, на физиономии. Пока возможности не было.

Отдохнуть удалось только через 20 часов после высадки. Весь день группа таскалась по квадрату. Нашли заброшенный и пустой схрон. Хотя, не совсем пустой. Нашли горсть отсыревших и ржавых патронов, коробку с книгами. Что то типа «Коран для чайников». Суры на русском языке и молитвы на арабском, но русским буквами. Вечером, на привале, Большой со Злым, «совершали вечерний намаз»: сели по-турецки на расстеленные спальники и, нараспев, читали по книжке, в два голоса, молитву: Ашхаду Аль-ляааааа Илааааааха Иль-ла Ллааааааах, уа Ашхаду анна Мухаммадар расууууууулю Ллаааааааах. Как то примерно так. (Если честно, то не факт, что была именно эта молитва. Эта спёрта из «Википедии» автором).

Небольшое шоу для группы устроили. Кончилось всё угрозой командира сделать обоим обрезание без наркоза. Оба потенциальных «мусульманина» (или иудея?), сочли за благо прекратить молитву и заниматься тем, чем положено на отдыхе: пошли в охранение, оберегать сон группы и молиться Аллаху, что бы не заснуть до смены. Когда Большого сменили, он не помнил, как дошёл до своего спальника. Как завернулся в него.

Второй день, с пяти утра, пришлось валяться в засаде. Поступил приказ закрепиться на местности и ждать. В направлении разведчиков шла группа численностью до 30 человек боевиков. Расположились по обеим сторонам расщелины в горе, по дну которой протекла быстрая местная речка-перплюйка, с ледяной водой. Глубиной по щиколотку и шириной в три шага. Замаскировались, залегли. 5 часов ожидания. Не закурить, не потрепаться. Большого одолевал сон. Что бы не заснуть, Большой придавался воспоминаниям.
Он вспоминал девушку Олю. Они познакомились за две недели до призыва. На дне рождения общей знакомой. Встречались каждый день. Ночные романтические прогулки по Москве, кафешки, цветы, дискотеки, которые Большой не любил, но ради дамы доблестно терпел. Даже не подрался ни с кем, что само по себе было удивительно. Большой был очень даже галантным кавалером… Так же быстро и рассорились «в дрызг». За день до проводов, с повесткой «с вещами» в кармане, Большой проявил настойчивость при ухаживании. В итоге, получил по физиономии, и был послан далеко и на долго. Назвал Олю недотрогой, даже не сказал, что послезавтра будет уже в сапогах… Большой, кажется, даже улыбался своим мыслям.

Тягучая дремота делала веки всё тяжелее. И вдруг! Трое! Идут не скрываясь. О чём то разговаривают в полголоса. Явно не местные. Арабы, скорее всего. Сон как рукой сняло. Большой прильнул к автомату. Без команды стрелять нельзя, но ооочень хочется. Прошли, не заметили. Но почему прошли? Ведь уйдут! Ведь… Большой уже думал, что проспал команду и весь бой. Что вся группа ушла, оставив его одного! Но нет, трое были головным дозором. Через какое то время, показалась основная группа. Тоже на местных не очень похожи. Даже негр есть….
Затарахтел командирский 7,62 (7,62 звучит по другому, нежели 5,45). Его «песню» подхватил РПК. Полетели гранаты… Большой успел разрядить подствольник и выпустить полтора магазина.
Всё было кончено меньше, чем за две минуты. 21 человек и два ослика. Даже не успели открыть ответный огонь, зажатые между двух, почти отвесных, стен. Большой даже испытывал чувство вины: из засады, без предупреждения, со всех стволов и из всех средств, с 20-30 метров… Хотя, поменяйся группы местами, вряд ли десантникам дали бы шанс. И, Большой внутренне ужаснулся этой мысли: больше всех, Большому было жалко осликов. Одно из животных было ранено. У него были перебиты передние копыта, и взрывом гранаты, разворочена задняя часть корпуса. Истекая кровью, ослик тихо стонал, лежа наполовину в реке. Вода, вниз по течению, окрасилась красным. Большой придвинул автомат, стал выцеливать голову животного, но выстрелить не успел. Кто то из группы, «пожалел» животное чуть раньше…
Притащили тела дозора – снайпера отработали «на отлично». А сколько на убитых было всего навешано! По два ствола на каждом, ножи, рации, пистолеты, какие то ещё прибамбасы импортные, определить назначение которых Большой не мог. Американская форма. Все бородатые, даже негр))))
Снова залегли в укрытия: ждать прибытия дознавателей и пр. Прошло ещё два часа. Дознаватели прибыли в количестве аж пяти человек , в сопровождении чуть ли не роты мотострелков. Пузатый дознаватель, в гражданской одежде, вытирая платочком пот, всё пыхтел, что так далеко от дороги пешком идти пришлось. Не могли поближе пострелять… -Ага – подумалось Большому. – Вот выйдем в следующий раз и скажем, типа идите ребята, к дороге, мы там с вами воевать будем, что бы дознавателю не далеко идти было…
Разведчики расположились на завтрак. Дознаватели суетились между убитыми, солдатики-пехотинцы собирали трупы, укладывали на носилки и утаскивали к машине. Один из солдатиков охранения, побрёл куда то за камни, расстёгивая штаны. Командир указал Большому на него глазами. Большой отложил автомат и банку с кашей, вытер руки, и тихо, стараясь не шуметь, отправился за солдатиком. Солдатик, зайдя за камни, расстегнул таки штаны и справлял малую нужду. Голову он задрал к верху, разглядывая небо, автомат висел за спиной. Большой, подойдя почти в плотную, прыгнул вперёд, на спину солдатика. Правой рукой, зажимая рот и нос, и слегка выворачивая в сторону голову бедолаги, а левой прилично приложив его по каске. Оба повалились на землю. На земле, Большой ослабил хватку, и прошептал на ухо жертве: «Придурок, представь, что это не я, а «бородатый»… Что бы с тобой сейчас было бы? Даже посс…ть не успел бы». Большой отпустил солдата. Оба поднялись на ноги. Солдат, видимо плохо осознавал, что произошло, потирал хрустнувшую во время захвата, шею… Большой тряхнул его за плечо: «Ты, этта… «Хозяйство» то своё убери, простудишь ещё, если раньше местные не отрежут…»
Обе вернулись на место. Дознаватели свою работу уже закончили. Признали, что действительно, группой был уничтожен отряд боевиков, а не мирных жителей, прогуливающих осликов вдоль речки.
Дальше шли не напряжно. Селения обходили стороной. С частыми привалами и остановками. После сдачи боевиков, поступил приказ: Обследовать квадрат … , а оттуда домой.
Наткнулись на самопальный агрегат по перегонке нефти. И куда они девают тот «бензин», который выгонят? Лучше бы самогон гнали - думалось Большому. Технология то похожа, и пользы больше. Так ведь Аллах не велит…
Всю нефтяную богодельню охранял подросток с древней одностволкой 16го калибра с одним патроном. Больше никого в округе замечено не было. Решили подойти. Подросток лишился одностволки, и, получав пинка под зад, был отправлен домой к маме. Агрегат и сараи вокруг, щедро обложили взрывчаткой и подорвали – всё меньше взрывоопасных игрушек тащить на себе. Ушли.
Поступил приказ оставаться в квадрате, и ждать дальнейших распоряжений. Вечерело. Расположились на ночлег.
Вот чего больше всего не хватало Большому в таких выходах? Ни за что не угадаете! Большому не хватало туалета. Обычного, нормального ватерклозета или хотя бы, деревянного домика. Где можно спокойно сесть, с книжечкой или журнальчиком, с сигареткой… Увы. Приходилось ходить парами. Один, с автоматом на коленях делает свои дела, второй охраняет. Потом поменялись. Не шибко приятное занятие, но что поделать? Война немножко. Пока Большой охранял Дрына, он заметил шорох в кустах. Тихонечко, автомат снят с предохранителя, сигнал Дрыну, замерли. Из кустов, неспешно, вылез… енот. Ведь наверняка слышал, что здесь кто то есть, так не испугался, вылез посмотреть. Любопытный зверёк.
В последствии, любопытство стоило еноту жизни. Выстрел из ВССки начисто снёс зверьку голову, а тельце пошло на шашлык. Мясо оказалось жёстким, но было перемолото зубами десантников, и переварено их желудками, которые, судя по поговорке, могут переваривать гвозди. Правда, это утверждение никто лично не проверял. Зачем изначально застрелили и съели енота - тоже никто не знал. Так, азарт охотничий. А уж если застрелили, то трофей обязательно нужно съесть. Что и сделали: по мааахонькому кусочку досталось всем.
Утром третьего дня пришёл приказ: домой. Но нужно пройти через квадрат … , выйти к дороге, где группу заберёт колонна. Пошли.
В заданном квадрате уже особо не таились. Маршрут пролегал через заброшенный колхоз. Бывший колхоз решили обойти, через сады. Так короче, да и до дороги осталось меньше километра.
Сентябрь. Сочные яблоки, размером с кулак на ветках. Парни расслабились. Большой, идя в затылок впередиидущему Васе МалОму, повесив автомат на шею, жевал сорванное яблоко. «Кисленькое, хорошо, когда пить хочется» - подумал Большой. Светило солнышко, дул лёгкий ветерок. Большой, в очередной раз, подколол Васю: «Что то, Вась, десантник нынче мелкий пошёл! «Броник» коленки прикрывает…» Вася, 1,68 метра ростом, по привычке, беззлобно ответил: «Мелкий, но злой. Вас, здоровых, за километр ви….» Договорить Вася не успел. По знаку переднего, группа залегла…
Впереди, под яблоней, сидели четверо «бородатых». Все с «калашами». Перед ними, на траве, лежали бурдюки с водой и какая то еда.
Подождали. Других «бородатых» замечено не было. Обходить? Не заметно - уже не получится. Да и колонна ждать не будет. Приказ командира по цепочке: « Снайпера работать, остальным – огонь по команде». С двух сторон щелкнули выстрелы ВССок…
Как же долго, жужжа как шмели, летят пули ВСС! Кажется, что жертва успеет услышать выстрел и сделает шаг в сторону. Ещё первые пули не достигли целей, ВССки щёлкнули по второму разу. Наконец то! Все четыре пули, с интервалом меньше секунды, достигли целей. Можно подниматься и идти дальше. Большой поставил автомат на предохранитель. И тут началось! Спереди-справа, сад ожил. Целый рой свинца прилетел в сторону разведчиков. Пули, попадая в яблоки, заставляли их «взрываться» и разбрызгивать во все стороны сок и мякоть. В считанные секунды, парни, с ног до головы покрылись соком и яблочной мякотью. Большому, целое яблоко, упало на голову. Почему то вспомнился Ньютон с его открытием, стало даже чуть смешно. Группа открыла ответный огонь. Большой не помнил, была команда или нет, но огонь открыли одновременно. Конкретных целей видно не было. Стреляли «куда то туда», по мере сил, экономя патроны. Большой сменил опустевший магазин. Поступил приказ командира: отходим к дороге. Плавненько, короткими перебежками, прикрывая друг друга, группа, отплёвываясь огнём, пошла к дороге. Интенсивность огня то возрастала, и группе приходилось жаться к земле, то затихала. Стоило огню чуть затихнуть, группа поднималась и, перебежками, прикрывая друг друга, упорно продвигалась к дороге. Вероятно, противника удалось обойти стороной. Или противник тоже решил обойти разведчиков. Обе группы прошли параллельно друг другу в разных направлениях. Стрельба с правой стороны постепенно смещалась назад. Группа успешно отходила.
И вот, очередное усиление огня со стороны противника, крики «Аллах Акбар» и «бородатые» пошли в атаку уже «по взрослому». Лучше бы «Ура» кричали - подумалось Большому. -От ихних «Акбаров», кровь в жилах стынет.
Большой достреливал третий магазин, перекатился, сменил позицию. Пока перекатывался, заметил, что на той стороне, кто то сделал тоже самое, прячась за яблоньку. Большой взял яблоньку на прицел. Ага, «клиент» высунулся. Очередь на три патрона - получи! Есть! Перебежал второй, огонь! Промахнулся, ещё огонь… Автомат лязгнул затвором. Патроны кончились. Большой полез в карман за магазином. « У меня ещё в РДшке пяток есть, но если так дальше пойдёт, у меня только слова матерные останутся» - подумалось Большому. На всякий случай, проверил гранату на поясе. Это крайняя мера. Но очень не хотелось к ней прибегать.
… Группа усилила огонь.Замолк ещё один автомат с вражеской стороны, потом один и ещё. Бой приутих. Атака с той стороны захлебнулось, так толком и не начавшись. Большой собирался сделать передых, слазить за магазинами в РД, но тут прозвучала команда командира: «Отходим, к дороге, бегом… Быстро, быстро… Там колонна ждёт, они поддержат. Бегом!» Справа от Большого, злобно, длинными очередями заработал пулемёт группы, заставляя противника прекратить огонь и вжаться в землю, тем самым давая возможность разведчикам начать отход.
Подхватив оружие и пожитки, группа бегом побежала к дороге. Большой, краем глаза наблюдал за Малым с одной стороны и Злым с другой, бегущими рядом: Не дай Бог подстрелят кого, как бы не оставить здесь, если что». Тоже самое дели и другие парни из группы: Своих не бросать! Ни живыми, ни мёртвыми! Замолк пулемёт группы: Убит, или тоже отходит? Со стороны противника огонь опять усилился.
Вот уже сад редеет, в просветах между деревьями уже видно дорогу, а на ней колонну УРАЛов, прикрываемых БТРами и БМП. Только бы не перепутали, только бы стрелять не начали раньше времени, нас и сзади неплохо подпирают. А сзади, действительно, почуяв, что группа уходит, стреляли, не жалея патронов.
Вдруг, Малой, справа от Большого, вскинув руки вверх и упал. Большой бросился у нему. Лицо залито яблочной мякотью и кровью. Подстрелили…. Большой перекинул автомат в левую руку, дал очередь в сторону противника и подхватил за предплечие Малого, закинул себе на шею его автомат. С другой стороны, Малого подхватил Дрын. Опять где то рядом, справа, заработал пулемёт группы - живы...
До колонны метров триста, двести пятьдесят … Какой же он тяжёлый, этот Малой! Вроде роста всего ничего, а тащить его… В голове Большого мелькнула мысль: как же Малой всю снарягу таскает? Тут самому то Большому нелегко бывает, а этот мелкий сам не намного больше весит… Но ведь прёт, муравей! Прёт, и не плачется. Или уже можно сказать, в прошедшем времени?...
Большой с Дрыном, подотстали от основной группы, таща Малого... Вот кончились последние яблони, до колонны метров сто. Справа бежит пулемётный расчёт. Левая рука пулемётчика в крови и висит «плетью», второй номер хромает… Пулемётчик упал. Рядом упал второй номер. Убиты? Нет! Развернули ствол в сторону противника. Ведут огонь…
Большой споткнулся. Упал на землю, рядом упал Дрын… Между ними Малой…
Руки и ноги Большого отказываются слушаться, хочется полежать, отдохнуть… Хоть на секунду, хоть на полсекунды… Отдышаться. В голове Большого всплыло: «Ашхаду Аль-ляааааа Илааааааха Иль-ла Ллааааааах…» Вот ведь привязалось то! Раньше, когда совсем невмоготу было, Большой читал в памяти песенку Винни Пуха из мультика: « Ха-ра-шо жи-вёт на све-те Вин-ни Пух…» Или «Чижика- Пыжика». Читая стишки и считалочки, легче было собрать в кулак волю и последние силы. А тут… Вот ведь, подобрал книжицу! Хотя, в данной местности, строки, всплывшие в голове, наверное, подходили лучше. Знать бы только, что они значат… Ладно, потом разберёмся, а пока: ВДВ, вперёд! Вперёд…! Те, кто сзади, вряд ли правильно поймут твоё желание отдохнуть…
На Большого с Дрыном смотрит второй номер пулемётного расчёта. От колоны бегут на помощь десантники. Надо вставать! Надо бежать, к колонне. Не фиг пацанов за собой под огонь тащить! Встали… Вперёд!
Собирая последние силы, на бегу, Большой видел, как остальные члены группы занимают оборону у дороги. Открыли огонь по саду. Вот уже и пулемётчика пытаются взять под руки, но он отмахнулся, залёг за ближайшей БМПешкой, снова ведёт огонь по саду, чуть правее от Большого. Верный второй номер лежит рядом. Пацаны, как могут, помогают им, Большому с Дрыном…
Когда до ближайшего УРАЛА осталось метров 50, «заговорила» броня. Откуда то спереди колонны, заработал крупнокалиберный пулемёт. Загромыхал АГС…
Нельзя дать выйти «духам» из сада. Нельзя к себе близко подпускать. А то из «Мух» палить начнут, из прочих взрывных «нехорошестей». И народу положат сколько, и технику пожгут. Всё, способное стрелять в колонне, заработало по полной. Даже пузатый прапор, видимо из частей обеспечения, вытащил свой ПМ, и что то выцеливал в саду, спрятавшись за колесом УРАЛа…
Вот ведь как деревья то покосят – подумалось Большому. Лучше газонокосилки… Шварценеггер из «Хищника» отдыхает…
УРАЛ… Из кузова паренёк протягивает руку… Большой с Дрыном передали Малого, заскочили в кузов сами. Не прекращая огня, колонна тронулась: всё, уходим. Ещё не отойдя от горячки боя, не отдышавшись, Большой сменил магазин, дал пару очередей в сторону редеющего на глазах сада . Тоже самое сделал Дрын…
Переглянулись… Первым заговорил Дрын, обращаясь к солдатику: «Что там с нашим то, глядел?». Солдатик нервно замотал головой. «Курить есть?» - спросил Большой. И уже Дрыну: «Сейчас, Серёг, покурим, посмотрим». Закурили. Сигаретный дым рвал лёгкие. Курение сбивало и так то не ровное дыхание. Но адреналин в крови требовал закурить.
- Его в голову ранило – пробурчал Дрын, между жадными затяжками, свободной рукой, стирая яблочную мякоть, вперемежку с потом, с лица. – Скорее всего…
- Не каркай раньше времени, посмотрим – перебил его Большой, пытаясь разодрать пальцами упорно слипающий левый глаз. Подсохшая яблочная мякоть, смешиваясь с потом и пылью, намертво склеивали ресницы, при каждом моргании. – Сейчас вот докурим и …
Большой договорить не успел. Не его плечо легла рука.
Большой с Дрыном обернулись, подняли глаза на лицо обладателя руки и… Чуть не выпрыгнули из кузова УРАЛа на полном ходу… На них смотрела лицо. Нет, точнее сказать - рожа. Рожу украшали смесь крови и яблочной мякоти, кое как размазанные, огромная шишка на лбу и шрам содранной кожи по диагонали… Оживший фильм ужасов! При этом рожа улыбалась, и улыбка принадлежала никому иному, как Малому. Жив! Жив чёрт мелкий! Большой с Дрыном чуть штаны не попачкали, а этот Мелочь пузатый лыбится! Но ведь жив!
Как потом выяснилось, Малой, убегая, наткнулся лбом на ветку. Ветка разодрала кожу, и прошла по лицу сверху вниз по диагонали. От удара, парень просто потерял сознание.
Группа вернулась в полном составе. Из ранений – плечо пулемётчика. Парень уехал в госпиталь, вместе со вторым номером, у того была задета нога. Кость цела, но пуля порвала мышцы, мягкие ткани, рана могла загноиться. Да и кровопотеря была большая… Парней представили к наградам…
Через неделю, на лице Малого, кроме ссадины на лбу, следа не осталось. Группа боевиков, уничтоженная десантниками, оказалась группой спецназа, подготовленного где то в лагерях одной из арабских стран, шедшей в подкрепление к банде местного полевого командира. И столкнись десантники с ними «лоб-в лоб», исход мог бы быть другим. Успей боевики занять оборону, вызвать подкрепление и перейти в контрнаступление, десантникам и отступать то было не куда. За спинами были отвесные камни.
Так же, в саду, абсолютно случайно, группа напоролась на засаду, ожидавшую колонну. Ту самую колонну, которая должна была подобрать разведчиков на дороге. Засада стояла чуть дальше по пути следования колонны. И не оттяни десантники засаду на себя…
Злой потом говорил Большому: «Может не зря мы с тобой тогда… Того… Ну, Аллаху то молились... » На что Большой хорохорился: «Ну, мы тоже не пальцем деланные, мы же в «войсках дяди Васи» служим!» Хотя, сам, залезал рукой под тельняшку и проверял наличие крестика, чуть ли не насильно одетого мамой, ещё дома, перед службой. Так, на всякий случай…
Все имена и прозвища слегка изменены, кроме одного: Большой. Большой - вполне реален, так же как и история, рассказанная им.

Всех причастных, с наступающим праздником!
«Никто, кроме нас!» Удачи вам, братишки…
P.S. И этта… Третью - не чокаясь…
Удачи и мирного неба… Слава ВДВ!