Шипов и МАЗ-537



Из всей техники Андрюха почему-то больше всего любил именно этого монстра.
Ни о какой другой чудовищной каракатице он не отзывался с такой теплотой и любовью, как о МАЗе-537… Может это потому, что доводилось ему иметь секс с МАЗом чаще, чем с другими машинами, может, за то, что 537-ой часто прощал многие вещи во время полового акта личного состава парка с его 12-ти цилиндрами.. Уронили они как-то при очередной переборке в горшок тряпку.. Решили не доставать. Настал момент пуска двигателя.. Парк, затаив дыхание, ждал.. брумм-брумм-брумм-брумм-БАБАХ! И обугленная черная тряпка вылетает из трубы и прилипает к потолку ангара. Парк облегченно выдыхает, и все выбегают на свежий воздух.. Переварил Д12А эту тряпку и даже не подавился.. Чума, а не машина.. Почти каждая Андрюхина байка начиналась «Едем мы как-то на МАЗе-537 с танковым прицепом…» Однажды в экспедиции в южной Якутии увидел Андрюха Катерпиллар. Подошел, осмотрел, обнюхал, ощупал.. Сплюнул : «Барахло, а не техника.. Вот у МАЗа-537… »

Так вот.. «едем мы как-то на МАЗе 537 с танковым прицепом» по МКАДу. Ночью. Из Новогорска в Ногинск надо было перевезти какой-то бульдозер.. Дождик моросит. А в армии, как известно, есть два вида техники: одна для эксплуатации днем, другая для эксплуатации ночью. Т.е. если в машине есть хоть одна какая-нить завалящая лампочка, способная гореть самостоятельно, то такая машина сразу переводится во вторую группу. Андрюхин МАЗ был как раз из этой категории, т.е. что-то на нем горело, хоть и хреново. А вот дворников не было. Совсем. И, по его словам, всякие Жигули не мешали совершенно, их просто никто не видел, то водяная пыль от высоких фур забрызгивала стекло изрядно. Экипаж 3 человека: водитель, второй водитель и офицер. Решение нашлось простое и красивое: один боец ложится через люк на крышу, Андрюха держит его за ноги, чтобы не улетел, бойцу выдается тряпка и в путь.. Рука бойца с тряпкой успешно заменяла поводок со щеткой.. И так до самого Ногинска. Вот вам и новая ВУС