Матрас

К съемной квартире прилагалась кровать, которую хозяин почему то безумно любил, и под страхом изгнания запрещал менять. Кровать была хлипкая, собранная из рыхлых жердочек. При нажатии она жутко скрипела, и все время обещала завалится на бок. Но у мужа все в порядке с руками (заточены, не под то, подо что обычно заточены руки большей части нашего мужского населения страны) и после приобретения нескольких деревянных лаг и деревянного же щита, он быстренько превратил ее в очень удобную большую кровать. И только вопрос с матрасом оставался очень острым. На кровати лежала паралоновая пластинка, выпуска тысяча девятьсот лохматого года. Сама уже лохматая как год выпуска. Думаю все помнят во что превращается паралон через некоторое время? Он становится ломким и крошится желтыми некрасивыми хлопьями.
В один прекрасно ужасный день моя пушистая компания удачно поиграла в игру «расстели постель» (ну это когда снимается простыня, наволочки, а при удачном раскладе еще и одеяло достается из пододеяльника) и всей веселой толпой добиралась до этого многострадального паралонового матраса. И вот вроде вышла из комнаты не надолго. Но оказалось что четыре хорька и куница, это абсолютно невозможная по разрушительной силе и скорости вещь.
Вобщем меня по возвращению в комнату ждало небо в алмазах. Ой нет- вся комната в хлопьях паралона.
Все быстренько получили по жопе. Нюша была водворена на балкон. А наглые хвостатые задницы в клетку. Паралон убран, матрас выброшен. Кстати у меня до сих пор волосы шевелятся от страха при воспоминании об этом случае. Дело в том, что паралон вазелиновым маслом не выводится. Слава богу закусить матрасом никто не успел.
Но … тут же остро встал вопрос –«А как теперь спать?».
Из глубоких раздумий на эту тему меня вывел друг мужа. Они как раз с братом мужа заглянули на предмет съесть что ни будь и поболтать. Я уже не помню у кого родилась фраза «Не переживай красавица сейчас по быстрому съездим в «МЕТРО», и притащим матрасик, подумаешь проблема». Но что то мне подсказывает, что это был Серега.
После трехчасового хождения по «МЕТРО» (это мы не матрас конечно выбирали столько времени, а просто почти всегда поход в «МЕТРО» превращается в этакое подобие цирка на выезде. То Серега с ведром и шваброй в руках, то муж в рабочей жилетке и с отбойным молотком, то еще что ни будь непотребное. А я это все отнимай и складывай на место…. )
Вобщем по техническим характеристикам нанесенным на бумажечку (длинна, ширина, высота) мы выбрали подходящий нам матрасик. Нам вынесли трубочку. Я еще посмотрела с легким недоумением на эту трубочку, но до конца не поняла, что именно меня в ней насторожило. Похлопав ресницами, я уточнила у грузчика притащившего матрасик – «Это точно тот же размер что в накладной?»
Тело в форме «МЕТРО» и с бейджиком, на котором очень лаконично стояло «Азиз», торопливо кивнуло и растворилось в недрах склада.
Итак, матрас был куплен, и дружными усилиями Сереги и братишки мужа, был затащен на второй этаж. Дальше шел этап распаковывания. Матрас был тщательно упакован в толстенький полиэтиленовый пакетик. Пакетик с большим трудом разрезали и сняли.
Когда матрас был распакован, у меня начался траур. Причем после десяти секунд раздумий этот траур перешел в перманентное отчаяние.
Сказать что матрас был странный -значит ничего не сказать! Это был, как бы это поточнее выразится то……. Блин. Да да именно блин, прогнутый в трех местах и запакованный почему то в огроменный чехол из великолепного шелка. Да шелк конечно офигительный, с ровненькими строчечками, с красивенькими заломчиками и прочими так радующими сердце женщины примочками. Но этот чехол был раз в восемь больше блинчика к которому прилагался.
Поняв что ситуацию как то надо спасать Серега глубокомысленно изрек:
-«А пойдем в кино! Сегодня вроде Аватар в прокат запустили».
Переключил так сказать ситуацию в другое русло.
Махнули мы на этот дурацкий матрас рукой и поехали смотреть Аватара. И правда в сравнении с проблемами синих человечков, проблема с матрасом сильно бледнела…
Потом мы пошли еще посидели в итальянском ресторане нещадно поедая пиццу. Болтались часа четыре.
Перед возвращением, я постаралась взять себя в руки, рассказывая себе внутри, что спать полезно на жестком, а шелковые чехлы легко ушиваются, подгоняясь под размер матраса.
Знала бы я к чему именно себя надо готовить!
Матрас полежал немного в наше отсутствие, подумал, и решил, что полное свинство с его стороны быть таким блинчиком в таком невероятном, если не сказать роскошном чехле.
Раздулся и заполнил его полностью, туго натянув шелковую ткань.
В расправившемся матрасе было пятьдесят пять сантиметров толщины, вместо пятнадцати которые гордо стояли в накладной «Метро».
Серега радостно развернулся ко мне –«Вот видишь а ты переживала!» за что тут же и получил по голове газетой которая была у меня в руке.

-Серега я какой матрас вас просила выбрать?!!! Какой?!!! Пятнадцать сантиметров в толщину. Пятнадцать!!! А это сколько???!
я с остервенением лупила по голове то Серегу, то Андрюху.
- Блин! Ну в чем проблема то! То тонкий! То толстый! Вас женщин не поймешь!
- Серега как по твоему, какой простыней можно застелить это чудовище?!!
-Я не понимаю! Какая разница чем застеливать?! Гремучая смесь непонимания и легкой паники украшала Серегину физиономию.
Для эксперимента ему была выдана простынка стандартного размера, имеющаяся в шкафу. Естественно она покрывала только верх чудовищного матраса и кокетливо загибалась на его боках, даже не доставая до основания.
-А другого размерчика нет?
Серега задумчиво вертел краешек простынки в руках.
-Нет!!!
Вероятнее всего на моем лице было такое неординарное выражение, что он шагнул назад, стараясь встать так, что бы между мной и его драгоценной тушкой стояли девяносто килограмм моего мужа.
Серега отчетливо понимал, что сегодня точно не его день.
-Фигня вопрос - едем обратно в «МЕТРО», я кажется видел там постельное белье.

Тот день для него закончился сильно после четырех утра. Зато у меня теперь новый матрас и три комплекта новенького постельного белья. Каюсь, я не стала возвращать «МЕТРО» свой матрас. Посчитав, что лишние 40сантиметров матраса станут достойной компенсацией за мои потраченные нервные клетки.