Белое мое счастье

И вот сегодня, стоя на краю холодного Московского лета, я смотрю в сияющие пустые небеса. И понимаю, что мне нечего попросить у этих небес. Их дар так велик, что я смогу оценить его только тогда, когда они его окончательно отнимут.
Но и тогда, все что мне останется, это благодарить. И надеяться что где-то рядом, под этой ледяной синевой, кому-то другому на руки опустят белый пушистый комочек счастья.
- Брут я тебя придушу!
Хозяйке почему то не понравилась инсталляция «Каша –дружба» которую хорек сооружал на кухне битых два часа, выгребая из стола подручные материалы.
Тщательно размазан из разбитой банки с вишневым вареньем сироп, хлопья геркулеса поверх. Пару килограмм риса. Тончайший флер кунжута и «апчхи» черный перец! Ради картинки уже час чихаю!!!
Зато какой цвет! Как изящно янтарные переливы медовой реки сочетаются с сухим молоком и мукой.
- Апчхи! Этот чертов перец!
Брут принялся тщательно вытирать лапы об белое кружево занавески.
- Миланское кружево блин! Должно быть из чего? Правильно тонкая овечья шерсть! А это дерьмо из чего? Синтетика! Нифига ни морда, ни лапы от варенья не оттираются!

- БРУТ! Оставь занавеску в покое иди сюда. Тебя срочно нужно помыть. Андрей сейчас придет! Куда полез зараза! Не в постель! Там белое белье!!!!!!!!!!!!!!
Правильно! Мысль хозяйки очень понравилась Бруту.
- Вот постель правильная - немецкая. Из чистого хлопка! Ой какие красивые пятнышки! Это ж надо было давно понять, что чисто белое белье вышло из моды!
- Брут. Я не успею ужин приготовить! Иди сюда!!!
- Как я отмою от вишни твою белую шубу, медвежонок?! Андрей убьет обоих!
- Хозяйка зачем то сунула меня под струю воды. Вода текла такой же красочной. Серо –буро –малиновые разводы! Урааааааааааааааааааа! Я наконец то понял, что значит серобуромалиновое! Красиво то как! Апчхи!
Немецкий шампунь для белых кошек не помогал. Подсинивающие частички смешались с вишневым сиропом и тот стремительно синезелиновел на глазах.
- Ой мамочки! Шкурка приобретала цвет выцветающего синяка.
- Брут ты же альбино! Помнишь?! Альбино! Тебе противопоказано купаться в вишневом варенье!
На полке стоял плебейский «Шустрик». Им Брута не мыли никогда. Но тут хозяйка не дрогнувшей рукой вылила на спинку половину бутылки.
- Холодный !!!!!!!! заорал хорь, и постарался выкрутится из рук. Что надо сказать у него, смазанного скользким Шустриком, почти получилось. Его поймали почти у самой воды и стали интенсивно тереть. Растопыренные лапы и выпученные глаза красноречиво говорили о том, что Шустрик таки дерьмо. Дерьмо то оно дерьмо, но вишня почти оттерлась.
-"Леонора Гривель» какая то! Не знаю я таких французских фирм. Ничего себе! это хуже «Шустрика»!
Что делают хорьки когда расстроены? Правильно воняют!
- Брут ты чего вонюку пустил? Вонючка! Я его французским средством за три штуки мою, а он воняет!
- Я не воняю -я вонюкнул! Воняет ваша Гривель!!! Заберусь в ванную без тебя - угроблю всю бутылку!!!
Физиономия Брута выражала отвращение к процедуре и мрачную решимость. Но вишня стремительно сдавала позицию. Завернутый в голубенькое огромное полотенце Брут был идеально белым. Белым, но мокрым. Хозяйка оставила Брута в полотенце и понеслась на кухню устранять последствия ревизии стола.
- я для хозяина между прочим старался! Хорятина принялся царапать закрытую дверь на кухню. Ну хоть фасоль в меду оставь кусочек ему полюбоваться!
Мокрая усатая морда следила за хозяйкой в щель под дверью на кухню. Дверь была закрыта. Присоединиться к уборке хорек не мог.
- Брут это был мой любимый соевый соус! Ты знаешь, что он с линолеума почти не отмывается? Хозяйка торопливо убирала остатки инсталляции по пакетам и так же торопливо замывала пол.
-Когда я ужин теперь приготовлю чудовище?
Бруту позволили зайти в чисто вымытую кухню. Только белоснежные занавески с малиновыми разводами от лап и морды напоминала о прекрасном творении пушистого. Хозяйка коротким жестом заправила концы занавески за шкаф. Вот так типа присобрали, что бы занавески не мешали, окно открыть. Женщина подмигнула. Теперь крашенного края было не видно.
-Сядь на ящик, и жди пока закончу готовить. Брут по интонациям понимал, что сопротивляться сейчас опасно. Он ловко заскочил на ящик. и положил голову на лапы, тщательно изображая послушного хорька. Хозяйка суетливо строгала, мешала, и жарила что-то в сковороде.
Она едва успела закончить, как в дверь позвонили.
- Здравствуй дорогой мой пушистый.
Брут счастливо обнимал взявшего его на руки хозяина. Тот зарылся лицом в пушистую спинку.
-Ты его помыла что ли? Пахнет хорошо.
-Серый какой то был, решила сполоснуть. Мой руки и иди ужинать. Хозяйка опять подмигнула хорьку, за спиной хозяина.
А потом был обычный вечер с шуршащим пакетом, затаскиванием под кровать тапков, и выпрашиванием вкусняшки.
Долгий вечер когда они были втроем.
И только поздно вечером разбирая постель хозяин увидев вишневые пятна на простыне озабоченно спросил:
- Что у нас с постелью дорогая? Чем вы тут без меня занимались?