И снова про кошака

Вот, всё таки что то у меня с кошаками не так… Ну ладно, я их не люблю. Так сложилось уж. Но вот что им то от меня надо? Не трогаю их, так они сами меня находят. Как, впрочем и другие приключения. К чему это я? Да вот, был тут намедни случАй…
Последние деньки августа. Печально, но лето кончается… Решил я как то, в один из выходных, полентяйствовать. А фигли? Мой выходной выпал на рабочий день. Дома я один. Чего бы не полениться, не поваляться на диване? Вот я и решил…
Проснулся я где то в начале 12го… Пока то, пока сё… Ленюсь по мере сил. Где то, в районе 14ти часов, понял, что ещё чуток так полениться, и я помру от скуки. Сердцу лениво станет биться.
«А не пойти ли мне..» - подумал я, отметая возникающие в голове идеи.
- На велике?
-Лениво…
- По делам, намеченным на завтра?
-Пробки... Да и лениво…
- С Собакиным в лес?
- Так Собакину лениво, старый он. Да и мне лениво….
- Позвонить кому?
- Все работают… Да и лениво…
В общем, внутреннее совещание, пришло к выводу, что надо пойти позаниматься с машиной. Нет, машина исправна, но всегда есть места, куда можно приложить руку. Пойду- ка я, да перенесу кнопочку подогрева фильтра из под капота в салон. Шибко она под капотом пачкается… Да и лениво каждый раз под капот нырять.
В общем, собрав в кучу волю и инструмент, пошёл. Взяв Собакина. Пускай в тенёчке у машины посидит. Да и вдвоём, всё веселей.

На капоте «трактора» нас ожидал кошак. Чёрный кошак, с белыми пятнами, на чёрном капоте с хромовым торцом. Картина «в масле». Точнее, не ожидал, а нагло дрых. Выбрав для сна край капота оказавшийся в тени дерева. Кошак был чистенький, явно не помоешный, но незнакомый. Не то, что бы я каждую собаку на районе в лицо знаю, но этого конкретного кошачего экземпляра, я видел впервые.
Естественнно, Собакин, увидев такую непотребность, включил свой когтисто-лапаный полный привод, и ринулся искоренять такую непотребную кошачую вольготность. Благо, был на поводке, а то бы пришлось капот, как минимум, по новой перекрашивать. Кошак же… Видимо ему тоже сегодня было лениво… Или он так сладко спал… В общем, кошак, не придумал ничего лучше, чем забраться на фонарь на крыше «трактора». Кое как, угнездившись на малой площади, кошак выгнул спину и зашипел. Пришлось уже мне начать махать руками… Кошак, попытавшись взабраться на сибишную антенну (клоун, это надо было видеть!), естественно с неё сверзился на крышу. Потом, сообразил таки, спрыгнуть на землю, и подгоняемый Собакиным, взабрался на дерево.
Я открыл кузов. На откинутый борт, разложил инструмент. Закинул под борт картонку, и указав Собакину место на картонке, поднял капот. Собакина, я взял с собой с умыслом. Он отлично выполняет функцию «отпугивателя-отгонятеля» для алкашей – соседей, желающих от нечего делать потрепаться, а иной раз и посоветовать, для вездесущих детишек, которым всё интересно не только посмотреть, но спросить/потрогать. Да и бабульки, которым до всего есть дело, не стоят и не гундят, что «эти буржуи на джипах весь двор заняли» и что «Сталина на вас нет», а предпочитают обходить «буржуя на джипе с собакой» стороной. В общем, привязанный к бамперу Собакин, занялся своими прямыми обязанностями: задрых в теньке, изредка поднимая голову и рыча на слишком близко подошедших индивидов.
Я же, сняв кнопку под капотом, нарастил провода и собрав их в жгут, пропихнул всё это хозяйство с салон. Краем глаза, я всё время наблюдал за кошаком. Кошак же, сочтя место на дереве неудобным, стал потихоньку слезать. Перелез на ветку пониже, потом ещё пониже. Вот он уже на земле. Всё это он проделывал косясь на дремлющего Собакина, которому, до кошака уже и дела никакого не было.

Пришло время тянуть провода в салоне. Я забрался под руль, и потянул жгут в подторпедном пространстве. Мне понадобился пластиковый хомут. Вылезать было лениво, но я помнил, что хомуты лежат между сидениями, у ручки КПП. Моя рука, шарящая «в слепую», наткнулась на что то пушистое и шевелящееся. Оппа… Я таки вылез из под руля. Давешний знакомец, кошак, сидел на пассажирском сидении. Зелёные глаза внимательно смотрели на меня. Кошак был насторожен, но явных признаков страха не проявлял. Да и кошаковых попыток свалить я тоже не заметил.
-И, собственно, чего? – спросил я.
Кошак, ничего не ответил, но и места не покинул. Причём сидел он аккурат на пакете с хомутами. Я вытащил пакет из под кошачего зада. Он был не против. Дождавшись, когда пакет будет извлечён полностью, он снова сел на сидение, опоясав себя хвостом. «Кошка - копилка» - подумал я, и снова полез под руль.
Тащить жугт под торпедой, было крайне не удобно. Руки мои оказались слишком большими, и им явно не хватало ещё пары суставов, для удобства, так сказать, пользователя. Прошлось ложиться на полик в ногах водителя спиной, запихивать голову чуть ли не под педали, а руки по плечи под торпеду. Вот, жгут протянут, хомуты защёлкнуты и лишние их концы отрезаны… Я уж вылезать собрался, как вдруг… На мою грудь наступила лапа…. Потом вторая… Потом ещё две. Кошак, а это был он, потоптался у меня на груди, лёг, свернулся калачиком и завибрировал. Замурлыкал то есть.

Зашибись! - подумал я. - Животинка пристроилась. Что ж мне так, до вечера лежать?
Я зашевелился. Кошак, не спеша, мягко переступая лапами, прошествовал с моей груди на водительской сидение, оттуда на пассажирское, и сел, замерев и опоясавшись хвостом. Кошка-копилка…
Я воткнул на место панельку под рулём, снял заглушку. Пошёл ковырять в ней дырку под кнопку. Дырку пришлось сверлить, а шуруповёрт был в кузове. Кошак выпрыгнул из салона за мной, но увидев лежащего на картонке Собакина (благо спиной) быстренько ретировался обратно в кабину. Когда заглушка была просверлена, кнопка в ней установлена, я снова вернулся в кабину. Кошак, сидел на пассажирском сидении в своей любимой позе копилки из «Операции «Ы».
Присев на правый порожек, я вернул на место снятый бардачёк. Собрал обрезки провода и хомутов с водительского коврика, собрал инструмент по салону. Всё это время, зелёный кошаковы глаза внимательно за мной наблюдали. Закрыл капот, собрал инструмент в кузове, упихал всё по коробкам. Заглянул в салон… Кошак, видимо устав сидеть истуканом, лежал на сидении, свернувшись калачиком…
Я, вынув салфетку, уселся на водительское сидение и принялся протирать торпеду от пыли. Зазвонил телефон. Разговор затянулся минуты на четыре. Звонил кореш. Суть беседы, сводилась к тому, что он, корешь, сейчас на районе, не далеко… В общем, Лёха, подъедь, дело есть. Ок. Сейчас пса домой заведу и приеду.
Кошак, тем временем, перебрался с пассажирского сидения, мне на колени и традиционно свернувшись калачиком, завибрировал. Вот ведь, вибратор кошачий!
Закончив разговор, я мягко выпихал кошака на улицу. Помятуя о Собакине, кошак спрятался за колесом и буквально пронизывал меня своими зелёным глазами, высунув из за колеса только голову.
- Ты уж извини – сказал я кошаку. – Мне ехать надо.
Не знаю, понял чего кошак или нет, но с места он не стронулся. Так и наблюдал из за колеса, как я закрыл машину и, отвязав Собакина, пошёл домой. Дома, помятуя о новом пушистом знакомце, я зачерпнул из мешка горсть собачьего корма. Вдруг ждёт, корефан зеленоглазый.
И он ждал. Убедившись, что я без пса, он вышел из за колеса и, с задранным трубой хвостом, стал тереться об ноги. Я высыпал на бордюр горсть собачьего корма. Кошак от угощения не отказался. Принялся есть, с хрустом разгрызая шарики корма. Я, тем временем, быстренько сел в машину и уехал.
Вернулся часа через два. Кучки собачьего корма на бордюре не было. Как, впрочем, не было и кошака. Хотя нет, вот он. Дождался пока я припаркую машину и встал у двери. Посмотрел на меня, мяукнул и убежал. Я вылез из машины. Собрал по салону сигареты, зажигалку. Достал из замка ключи, взял с сидения какие то бумаги… Что то мягкое ткнулось мне в ногу. Я опустил глаза. Кошак. Да не просто кошак. С подарочком! В зубах кошак держал ещё трепыхающегося воробья. Кошак бросил воробья мне под ноги. Тот вяло попытался бежать, но был бесцеремонно прижат кошачьей лапой к асфальту… Кошак, заглянув мне в глаза, призывно мяукнул.
Я присел на корточки.
- Ты хочешь сказать, что бы я это съел? - спросил я.
Кошак мяукнул.
Я протянул руку, и поднял воробья за хвост. Кошак стал тереться об мои ноги.
- Спасибо, конечно… - я был прямо таки тронут такой благодарностью. – Но я это не ем. Мясо это конечно хорошо, но я предпочитаю добычу покрупнее…
Кошак завибрировал.
Я пошарил по карманам шортов и нарыл орешек. Арахис солёный. Когда то к пиву покупал.
-Будешь? – спросил я, и сунул ладонь с орешком кошаку под нос.
Взял. Сел на асфальт, и прищурив глаза, начал жевать.
Я закрыл машину, и направился домой. Кошак, задрав хвост, направился было за мной.
- Э нет, шерстяной. Сам видел, кто у меня живёт. От тебя, секунд через 20, одни воспоминания останутся. Уж извини…
Наверное, мне показалось, что кошак понимающе кивнул. Он развернулся на 180 градусов, посеменил к машине. Там поймал пытавшегося опять свалить воробья, и скрылся с ним в зубах за углом дома.
Утром следующего дня, собираясь гулять с Собакиным, я зацепил в карман горсть собачьего корма. И высыпал его на бордюр, в условленном месте. Пёс, наблюдая процесс высыпания корма на землю, сначала попробовал его съесть. Но получив отворот, поворчал что то типа: « Хозяин, если ты совсем крышей тронулся, то иди и сыпь свою еду, а мою мне в миску лучше сыпь почаще.»
Погуляв с собакой, я уехал. Вернулся часов в 7… Кошак нарисовался. Потёрся об ноги, помурчал… Мы поговорили и разошлись по своим делам. Кошак больше не пытался пойти за мной.
У меня уже традицию вошло: утром, гуляя с собакой сыплю горсть корма на бордюр, вечером меня встречает кошак. Когда пустой, а когда и нет. Раз приволок хвост от воблы…
А вчера, он не пришёл. И кучка корма осталась лежать не тронутой…
Уж вроде и не люблю кошек, но что то, как то не так на душе…