Тот, кто в ответе

Телефон проснулся и истошно заверещал. Один гудок… второй… третий… щелчок…

"Здравствуйте, Вы позвонили… впрочем, Вы лучше меня знаете куда Вы звонили… А если Вы просто ошиблись номером, то оставьте свой номер телефона и я Вам обязательно перезвоню. Готовы? Начали!" Гудок… Треск…

-Валентина! Я знаю, что ты дома, возьми трубку! – властный голос мамы заставляет высвободить руку из-под теплого пледа…
-Алло. Здравствуй мама.
-Ты там опять замуж не вышла?
-А что есть подходящие кандидатуры? Как папина нога?
-Все никак к докторам не загоню…

Все, дежурный обмен любезностями закончен. Дальше о погоде, о соседских распрях и, напоследок, традиционное:

-Мама, может все-таки, вы с отцом ко мне переедете?
-И что я забыла в этой вашей столице? Нас и тут неплохо кормят. Лучше ты скажи, когда приедешь? Третий год уж обещаешь…
-Через две недели в отпуск. Завтра за билетами пойду. Хотела сюрприз сделать, но ты меня опередила. Потом перезвоню.
-Да уж, дождешься от тебя. Я сама тебе завтра позвоню.

Все. Вечер практически завершился. Валя прошла на кухню. Высыпала кашу в миску и позвала: "Лона!" Тяжело передвигая лапы, на кухню вошла собака. Сунув свой длинный нос в поставленную миску, Лона пару раз лизнула кашу, виновато посмотрела на хозяйку, грузно опустилась на пол и тяжело вздохнула.

-Что-то ты, мать, мне не нравишься. Уж не надумала ты рожать на старости лет? - грустно пошутила Валентина, - надо будет завтра отвести тебя к ветеринару.

Чудесное субботнее утро. Что может быть прекраснее – понежиться с утра подольше в постели? Увы, собака, хоть и друг человека, но гулять ей надо ежедневно! Странно, почему же она еще не будит?
Валя накинула халатик, вышла в коридор.

- О, Господи, только этого еще не хватало! – невольно вырвалось у нее.

Собака лежала, вытянув передние лапы, на половике, вокруг которого расплылась большая зеленовато-бурая лужа. Частое дыхание и дрожь не оставляли сомнений: рожает. Вот так накаркала!

Роды шли трудно. Щенок был крупный. Выходил хвостом вперед. Лона долго пыталась его оживить, вылизывая мордочку, но тщетно. Схватки прекратились, но послед еще не вышел. Хотя, может быть, собака успела его съесть, пока хозяйка отлучалась в аптеку.
К вечеру схватки возобновились. Лона тихонько повизгивала, дрожала мелкой дрожью, но разрешиться ей никак не удавалось. Стало ясно, что без ветеринара не обойтись, благо круглосуточная клиника в двух шагах. Соседский сын Дима вызвался помочь Валентине. Они осторожно переложили Лону на большое одеяло и, схватив за углы понесли вниз по лестнице. Всю дорогу Димка не закрывал рта:
-Теть Валь, ведь правда, собаки – они как люди, все понимают?

И не дожидаясь ответа:
-А Гошка из второго подъезда говорит, что читал, что у них все только на инстинктах. Ничего, вот выучусь на ветеринара. Я им всем докажу, что собаки такие же умные, как люди!


Дежурный хирург, высокий молодой парень с жиденькой бородкой и нервными пальцами пожимал плечами:
-Сами понимаете, животное старое, одиннадцать лет. Шансов практически нет. Но если не сделать операцию, то в любом случае, больше недели она не протянет. Кстати, если усыпить, то это обойдется вам гораздо дешевле…

Поймав умоляющий взгляд хозяйки, ветеринар продолжил:
-Ладно, я сейчас начну операцию, деньги вы можете занести попозже, но повторяю, шансов на благополучный исход практически нет… Кстати, а как зовут собаку-то?
- Лона. Полное имя Блонди.

Хирург усмехнулся:
-Какая же она "Блонди"? Она скорее "Блэкки", вон почти вся черная.


Вдвоем с Димой они перенесли собаку из осмотровой в операционную.
-Митя, ты побудешь здесь, пока я за деньгами схожу?
-Ничего, теть Валь, идите. Все будет хорошо.


Не успела Валентина снять туфли, как раздался длинный, настойчивый телефонный звонок.
-Здравствуй, мама. Извини, я не смогу приехать…
-Ну здрасьте! Так я и знала! Что же стряслось у тебя на этот раз?
-Лона на старости лет рожать надумала. Сейчас ей кесарево делают…
-Понятно, значит собака тебе дороже собственных родителей! Вот что значит у тебя своих детей нет. Ты и не представляешь каково это, когда родная дочка от тебя отказывается! Ну что же иди, только помни, что когда-нибудь пожалеешь, что не застала вживых…
-Мама, как ты можешь…
-Могу! Тебе всегда было на нас с отцом наплевать!

Послышались короткие гудки.

От обиды и бессилия слезы покатились градом. Валентина не помнила, как вернулась в ветлечебницу.

Дверь операционной распахнулась. Вышел хирург и печально проговорил:
-Там было еще два, оба, к сожалению, уже мертвы. Крупные, не иначе, от ротвейлера. Матку пришлось удалить, но успели мы вовремя: еще бы немного и пошло бы заражение. А сейчас вы можете забирать собаку.


Валя шагнула в операционную. Яркий свет ударил по глазам. Вдруг вспомнилось: яркий свет, лицо хирурга в белоснежной маске, пластмассовый заяц с черными глазками и кончиками ушек… Ах, мама, ты же должна помнить. Ты же должна понять…

Из оцепенения Валентину вывел смех медсестер. Та, что помоложе присвистнула:
-Ты гляди, сама под наркозом, а туда же.

У собаки, лежащей навзничь на операционном столе, хвост медленно двигался из стороны в сторону.
-Хозяйку узнала, - заключила более опытная сестра, - значит - жить будет!

* * *

"Здравствуйте, Вы позвонили… впрочем, Вы лучше меня знаете куда Вы звонили… А если Вы просто ошиблись номером, то оставьте свой номер телефона и я Вам обязательно перезвоню. Готовы? Начали!" Гудок… Треск…

-Встречай нас с отцом в будущее воскресенье. Поезд NN, вагон NN. Кстати, ты там опять замуж не вышла?

2008г.