За домашними делами...

Въехав в новую квартиру я ощутил какое то неудобство. Покопавшись внутри своих чувств я пришел к выводу, что неудобство было вызвано отсутствием таких милых сердцу мелочей, как посудомойки, системы фильтрования воды и измельчителя. Измельчитель, это такая хрень, которая ставится на сливе в раковине и перемалывает пищевые отходы.

За последние несколько лет я как то привык, что в выносимых мусорных пакетов, пищевые отхода отсутствовали как класс. Наверное кроме говяжьих костей. Все остальное с любовью и знанием дела пожирал любимый всеми домочадцами измельчитель. Или как мы его еще ласково называли – бульбулятор.

Бульбулятор был неприхотлив, прожорлив и стремителен. Кости от цельной курицы он перерабатывал на секунд пятнадцать. Косточки от персиков чуть подольше. При этом он радостно рычал и требовал еще. Все, что он не мог перемолоть, он как истинный Бульбулятор – понадкусывал. Пример тому, несколько чайных ложек со следами зубов кровожадного Бульбулятора.

Со временем мы стали относится к Бульбулятору как к домашнему животному. На плитке над раковиной даже появилась записка – «Не забудь покормить Бульбулятор!»

И вот в новой квартире я по семейной традиции решил завести домашнего питомца Бульбулятора, а заодно и посудомойку с фильтром, ибо без этого трио жизнь казалась серой и малость некомфортной.

Поскольку руки растут не из жопы, а очень даже из откуда надо (надеюсь), инсталляцию любимых девайсов решил провести сам. В раковину вставил Бульбулятор, при этом поздравив его с новосельем, под раковину уместил фильтр, рядом воткнул посудомойку.

Шланги выведенные в одно место для подключения навевали мысль о загадочном животном. Теперь из под раковины на меня, сурово шевеля щупальцами, смотрело диковинное животное - дохероног. Ног у него действительно оказалось много. Это знание ко мне пришло когда свернувшись в эмбрион хомячка и просочившись пор раковину попытался соединить воедино все шланги.

Во первых я понял, что куча шлангов, это куча гимора. Во вторых, шланг от паскудомойки надо было мастырить к Бульбулятору. Ну и наконец самое забавное – все шланги имели разный диаметр.

… Когда я в магазине, мимикой и на пальцах в течение часа попытался объяснить продавщице что я хочу куда всунуть, она тихо покачала головой, загадочно гулькнула горлом и обозвав меня извращенцем поставила на прилавок табличку – перерыв 15 минут. После чего спустя сорок минут она вернулась и уточнила свою формулировку – сантехнический извращенец.

Но надо отдать тетке должное. Она подобрала все что надо, и еще больше того, чего не надо. Домой я приволок даже штуку, похожую на вымя с пятью сосками. Нафига я ее покупал, уже не помню.

…После монтажа всех переходников, тройников и прочих краников из под раковина на меня глянул проапгрейденный дохероног-косоглаз. Существо жуткое и опасное. Как дохероногова задница наружу выглядывало отверстие для подключения посудомойки, которое я оставил на потом.

Еще нюанс. Земляки Ющенки, когда делали сантехнику, почему то все краны вывели в ванную. И от кухни тоже. То ли это была месть за российский газ, то ли незаконченное образование, не знаю. Но факт имеет место быть. Кран в ванной, отвечающий за перекрытие воды на кухне был самым огромным и самым красным и напоминал замурованного в стену осла приготовившегося к случке.

Руководителем крана была назначена жена, а я тяжело кряхтя и приняв знакомую позу эмбриона пополз под раковину. Угнездившись там и опутавшись щупальцами дохеранога я дал команду на открытие крана.

Вода весело зажурчала по трубам направляясь к хитросплетению шлангов.

- Так, проанализировал я – этот краник закрыт, он от фильтра, этот шланг подсоединил, этот тоже. Этот краник от посудомойки… Или нет… Ну ка еще раз…

Как раз в тот момент, когда я задумчиво смотрел правым глазом в краник от посудомойки, оттуда с радостным ревом освобожденного самурая влупила вода.

В един секунд подлая жидкость вымыла меня из под раковины, как дерьмо с палубы и дохероног ожил. Он ревел, рвал и метался в поисках выхода. Жидкость из него ровным слоем растекалась по полу и по моей роже.

Шустрой змеею метнувшись под раковину я все таки закрыл этот краник, но как оказалось один шланг я не прикрутил а тока наживил.

Не желающий сдаваться дохероног в очередной раз смыл меня на середину кухни на которой стало дюже скользко. На карачках, собирая разбегающиеся руки и ноги я опять ломанулся под раковину. То, что раньше укладывание в позу эмбриона и притискивание под раковину занимало пять минут, то теперь заняло долю секунды. Я как человек-змея складывался в нужную позу уже на подлете к раковине, и входил под нее как шомпол в ствол, четко по размеру и без единой щели.

… А руки то из жопы все таки. По крайней мере одна- -зародилась мысль, как раз в тот момент, когда очередной неприрученный шланг атаковал меня напором воды. Фигня какая то твориться – мелькнуло в голове, когда я очередной раз, смытый из под раковины, на заднице выехал на середину кухни – надо что то делать.

Ну и путь под плинтусами судорожно ржали тараканы, а жена ласково назвала меня ихтиофауной. Я его победил! Он пал пред руками мастера!! Он сдался и запросил пощады!!!

Зато теперь он послушен и кроток, будто бы он не дикий дохероног и ласковый домашний котенок.