Началась эта история обычным летним утром, когда майор милиции Дубилов собрался в СПб

Накануне он славно посидел в компании Кронштадтских сослуживцев, поэтому голова ещё слегка ныла, несмотря на принятый антипохмельный порошок. Но Дубилову было не впервой вести машину в таком состоянии. Он был уверен в своём водительском мастерстве, а что до ДПС, то майор всегда ездил в форме и при удостоверении, а ворон ворону, как известно, глаз не выклюет. Да к тому же машина была в полной боевой раскраске и с мигалками.
Дубилов выехал на Дамбу.
Официально, он привозил в Кронштадт некоторые особо важные следственные материалы, на практике же это было лишь благовидным предлогом, что бы за казённый счёт съездить на день рождения уважаемого коллеги.
Уж не знаю, случайно ли или по чьему злому умыслу Дамба построена так, что утром глаза слепит восходящее солнце, а вечером – заходящее. А потому Дубилову пришлось прищурить-ся. Его «девятка» с форсированным двигателем уверенно неслась по асфальту. Если на пути возникала помеха, в виде медленно едущего грузовика или неспешащей легковушки, то май-ор, особо не заморачиваясь, с ходу шёл на обгон. В конце концов, у встречных глаза есть, увидят, что милиция едет – подвинуться. Благо, ширины дороги хватает.
Вскоре, на прямой, Дубилов настиг ещё одного неспешащего – на этот раз это был какой-то корейский седан. Разобрать марку точнее мешало слепящее солнце.
Дубилов, не снижая скорости, приближался к «корейцу». То, что «кореец» начал обгонять микроавтобус, майора не смутило. Он просто сместился ещё левее, и начал манёвр, что бы опередить сразу обе машины.
Навстречу ему, насколько можно было разобрать из-за солнца, бьющего в глаза, ехал авто-бус, которого, в свою очередь, так же кто-то обгонял. Впрочем, на дамбе особенно летом, по-добное не редкость, и потому Дубилов не напрягался, понимая, что всё равно успеет проско-чить.
И возможно проскочил бы, но в тот момент, когда он уже оказался полностью впереди «ко-рейца» и собирался нырнуть вправо – что-то стряслось.
Машину резко дёрнуло влево. «Девятка» в одно мгновение соскочила с дороги на песчаную обочину, врылась левой стороной в грунт, забросав лобовое стекло пылью. Майор успел толь-ко произнести короткую букву «Ё», а «девятка», налетев на что-то правой стороной, с глухим ударом взмыла в воздух, перевернулась, и всей массой своей рухнула крышей вниз на преда-тельски торчащие из песка камни.
Дубилов почувствовал адскую боль. Казалось, каждую клетку его тела сдавили в тисках и проткнули сотней раскалённых добела иголок. От боли не было возможности не то, что крик-нуть – даже прошептать хоть звук.
Сколько это длилось – майор не знал. Время словно остановилось для него.
Потом он почувствовал, что его кто-то вытаскивает из машины. Кто - Дубилов не знал. Бо-ялся открыть глаза.
Его грубо подхватили под руки и куда-то поволокли. Майор успел подумать лишь: «Что у них, носилок нет?» как в ушах у него засвистело, словно от ветра, а голова закружилась.
Дубилов на миг потерял сознание, а когда пришёл в себя и открыл глаза, то обнаружил, что стоит в огромном зале, битком набитом людьми. Потолок зала был грязно-серого цвета. И хотя был он довольно высок, в зале было душно.
Не успел майор всё это толком рассмотреть, как из его груди непроизвольно вырвался крик ужаса: прямо из потолка возникла огромная чёрно-красная рука. Словно удав на жертву, рука ринулась вниз, схватила кого-то из стоявших людей, взмыла вверх и вместе с добычей исчез-ла, не оставив на потолке и следа.
-О, ещё одного доставили! – услышал Дубилов чей-то голос слева.
Повернувшись на голос, майор увидел молодого парня лет двадцати, одетого в джинсы и кожаную куртку. На голове у парня была бейсболка козырьком назад.
-С прибытием, что ли, - произнёс парень, протягивая руку.
-С прибытием куда? – спросил Дубилов, пожимая ладонь.
-Во как! А ты разве не знаешь? – парень выглядел удивлённым.
-Нет. Это что, больница такая?
-Больница?! – Парень внезапно расхохотался, да так громко, что стоявшие рядом стали ог-лядываться. Сквозь хохот можно было разобрать: «жжёшь!», «ну даёт!».
-Да ну его, - сказал какой-то старичок в серых брюках и фуфайке, - нашёл то же, где сме-яться. Вы лучше товарищ милиционер, - продолжал он, обращаясь к Дубилову, - расскажите, как вы умерли?
-УМЕР???!!!
Майор почувствовал, что ему словно сдавило горло
-Как уме… умер? – прохрипел он – я же живой!
-Все так поначалу думают, - тихо произнёс старичок, - и тем не менее, все мы умерли, причём не просто, а находясь за рулём автомобиля… о, ещё один.
Дубилову показалось, что он задохнётся, что от духоты и шока он рухнет в обморок. Перед его глазами мелькнуло последнее, что он помнил: песок на лобовое, взлёт с переворотом, удар… он помотал головой, отгоняя наваждение. Этого не могло быть.
-Так что у вас случилось? – спросил его отсмеявшийся парень в кепке, - да вы не стесняй-тесь, рассказывайте. У меня вот, например, тормоза отвалились на «Джетте». А вот он – парень указал на старичка – с моста упал в Белоруссии. Вместе с «Мазом». А вы?
Дубилов рассказал.
-Повезло, - сказал старичок, выслушав.
-Повезло? – майор не понимал, - как это повезло?
-А так, - откликнулся парень, - если бы вы в автобус воткнулись, да там кого угробили – было бы ещё хуже. Вас бы тогда в тело каждого по вашей вине погибшего вселяли за минуту до гибели. И так раз по двести. Представляете – двести раз умирать в муках, да ещё одним и тем же способом? А потом вселяют в тело улитки или червяка, - что бы отучились носиться как бешенные. Так что не приведи господь…
И тут майор и все стоящие рядом вновь вскрикнули в ужасе. Вылетевшая из потолка рука мёртвой хваткой впилась в парня, и унесла с собой сквозь потолок.
-И крикнуть не успел, - шёпотом произнёс старичок.
-Куда это его? – так же шёпотом спросил Дубилов.
-Не знаю, и никто не знает, - пробормотал старичок, - но от этого ещё страшнее.
Люди тем временем прибывали и прибывали. В зале становилось всё теснее и теснее, воз-дух стал вязким и липким, как кисель, и при вдохе будто застревал в гортани. У Дубилова кружилась голова, подташнивало, темнело в глазах.
-Господи, - произнёс он, - когда же это…
Слово «кончится» майор сказать не успел. Его с силой сдавило со всех сторон и дёрнуло вверх.
Всё происходило слишком быстро для человеческого восприятия. Дубилова охватил жуткий космический холод, тут же бросило в раскалённый жар, что-то, чему нет названия, пронзило его насквозь, смывая мысли и память безвозвратно.
На мгновение всё успокоилось. Было тепло и спокойно.
А затем всё разом рухнуло. Его словно выбросило, по глазам резанул нестерпимо яркий свет, голову, особенно уши, сдавило, как бывает на глубине. Он закричал от боли.
Точнее, она закричала от боли.
-Славная у вас девочка родилась, - произнёс акушер, вручая новорожденную измученной, но счастливой матери.

ps описание движения по дамбе - полностью соответствует реальности.