Странная штука – человеческая память. Никогда не угадаешь, что из происходящего ныне будет вспоминаться спустя годы. События, которые ждешь с нетерпением, потом вспоминаются только по фото и видеопленкам, а совершенно случайные, но, видимо, вечные моменты –блики солнца на ребеночьих волосенках, горький запах распустившихся тополей, прикосновение любимой ладони – навсегда врезаются в душу. А уж какими запомнят случайные попутчики по этой жизни и запомнят ли вообще – только одному Богу известно…


…. К сентябрю мое счастье обладания новехонькой 14-ткой длилось уже 4 месяца. Я не стала уродовать машину ненужными опознавательными знаками, ибо по побелевшим вцепившимся в руль рукам, по вытаращенным перепуганным глазам, да и вообще по характерно-неуверенной манере передвижения всем на дороге и там было ясно, что едет.… Нет, гордое звание «чайника», по определению братца, мне еще надо было заслужить, так что названия этому состоянию не было. Больше всего я боялась заглохнуть на светофоре, слушать гневные гудки в спину, и поэтому техника трогания была доведена до совершенства. Движок взревывал как раненый слон, колеса бешено крутились на месте, и при включении зеленого света я пулей срывалась и уносилась вперед, оставляя ошалевших соседей-водителей тупо смотреть мне вслед. А стритрейсеры, при виде моей шикарной пробуксовки, рыдали от зависти, срывали клетчатые наклейки со своих помоек и навсегда завязывали с уличными гонками.…

А еще, стыдно признаться, за рулем я ругалась.… Помните колоритных таксистов из фильма «Брат-2»? Щенки они по сравнению со мной! В каком-то умном журнале я вычитала, что новичку не стоит сразу ставить магнитолу, чтобы научиться слышать звук двигателя, дороги… Ага! Мой комментарий происходящего заглушал любой звук! Пространство машины сотрясалось от «Куда лезешь? Пусти, козел, я же затормозить не успеваю! А ты куда? Что совсем ослеп?» и прочих выплесков эмоций. Причем причиной это ругани была не патологическая злобность и человеконенавистничество, а элементарный страх и ощущение собственной неумелости и беспомощности….

Прогресс шел медленно, потому что и ездила я мало – только по выходным на дачу и обратно. Даже преодолела свою патологическую лень, вставала в субботу в 6 утра, чтобы выехать не позже 7 до основного потока дачников. Поэтому, когда наш собачий клуб назначил очередную «притравку по шашлыку», я сперва попыталась увильнуть, напроситься к кому-нибудь в машину. Однако мне было сказано, что народу много, машин мало, нефига сачковать, покаталась – твоя очередь возить… Совесть напомнила о своем существовании – пришлось соглашаться. Только при условии, что поеду не одна, а за кем-нибудь хвостом.

В субботу к дому подкатила Света на новой Шеви-Ниве и ко мне в машину пересадили Алексея – нашего друга-собачника из Томска, который, будучи в Москве в командировке, еще и попал на наши легендарные собачьи встречи. Я, как человек честный, сразу же его предупредила: «Ездить не умею, еще и ругаюсь за рулем». Но Алексея это не испугало, он сел рядом, барбос мой тут же устроился у него на коленях, и наша кавалькада выехала на МКАД – я впереди, а за мной на «джипе охраны» Света. До съезда на Носовихинское мы доехали без проблем, и даже без особых комментариев с моей стороны, затем Света выехала вперед, показывать дорогу и достаточно быстро мы уткнулись в постоянную пробку в Железнодорожном.

Ох уж эта «пробка выходного дня» в Железнодорожном! Она, конечно, ничем не отличается от пробки в каком-нибудь другом подмосковном городе. Узкая дорога, стиснутая новыми и не очень домами, вьется вверх-вниз-влево-вправо. Взаимопонимания водителей хватает только на то, чтобы уместиться в четыре ряда на двухполосном полотне. А дальше каждый сам за себя: замешкаешься – подрежут, зазеваешься – выжмут из полосы. Человек человеку – люпус эст. А тут я, со своим опытом и умением…

В машине духотища, окно не открыть – псин тут же пытается выпрыгнуть, а дорожка то вниз, то в горку. Вниз-то мне легко – тормоз отпустила и катись. А вот в горку…. Я на ровном месте еле-еле трогаюсь! За что ж мне такое мучение? Но, надо ехать, надо ж еще пару человек по дороге подобрать, поэтому деваться некуда, пришлось вносить коррективы в способ трогания. Я отпускала Свету метров на пять, потом, с фирменным ревом движка и пробуксовкой, моя машина как кенгуру прыгала вперед… Главное было – успеть вовремя нажать на тормоз, чтобы не поцеловаться с Шнивой. Одно было хорошо: после первого же скачка уже больше никто не пытался передо мной встроиться, да и боковой интервал как-то заметно увеличился. А мне того и надо! Спустя пару сотен метров я даже экспериментировать начала: то с ручника тронуться попытаюсь, то на сцеплением машину на подъеме удерживать. А чем еще чайнику заниматься в полуторачасовой пробке? Это ж такая возможность для тренировки.

Подобрали еще Андрея с женой и собакой. Мой барбос тут же начал пытаться устроить разборку с Андреевым псом, а тут, наконец, и пробка закончилась. Поехали дальше. Чем дальше, тем внимательнее становился взгляд у моего собакина, а когда подъехали к повороту на охотничью станцию, вот тут-то пес и поверил своему счастью…

Счастье у него выражается в издавании совершенно жуткого и непотребного завывания, которое называется «охотничьей песнью фокса». Звуки, которые издает маленькая беленькая собачка при виде зверя нельзя передать – это надо слышать. И тот, кто это слышал, уже никогда не забудет. А тут еще Андреев пес начал вторить моему. Вот под такой дуэт я и свернула на дорогу к станции.

А дорожка там классная, нет, даже классическая - проселочная дорога, со всеми ее ямами, горбами, перекатами, плитами, закрывающими ямы и вставшими ребром от новых ям.… После недавнего дождя все это нагромождение закрыто ровной гладью воды, а фарватер никто не обозначил…. Сначала Света показывала мне дорогу: где объехать лужу, где перейти с одной стороны дороги на другую, а потом, видимо решив, что я все поняла, включила понижайку и поехала прямо по лужам…
- Света, ты куда? А как же я?? – только и смогла я прошептать при виде такой наглости…
Но Светина Нива, весело помахивая запаской, скрылась за поворотом…
- Светаааа!! А я??? – уже заорала я, и, от ужаса забыв обо всем, ринулась вслед за Нивой.
- Света! Подожди! – орала я, влетая в очередную лужу.
- Ой, мама! Только не глохни! – умоляла я машину, чтобы выбраться из ямы…
- Подождите меня! - вопила я, когда Шнива мелькала между деревьями…
- А!!! Мамаааа!! Светааа!!! Ой!!! Давааай!!!! – я уже не помню, что и как я орала, как я ухитрилась проехать, не заглохнув, не сорвав защиту и не угробив машину в очередной яме. Помню, что когда я наконец выбралась из леса на станцию меня поразила гробовая тишина в моей машине. Молчали даже собаки…

Потом кто-то перегнал мою машину на стоянку, своего пса с Алексеем я обнаружила уже у норы. Постепенно мои пассажиры возвращались в нормальное состояние, чему, конечно, способствовали и природа, и процесс притравки, и шашлыки с соответствующим лекарством.… Вот только мне было хреново, потому что мне же еще назад ехать. И совершенно неудивительно, что обратно я ехала одна…

Долго, при каждом удобном случае, мне поминали эту поездочку. Но Андрея я потом еще возила, не побоялся он снова сесть ко мне в машину; только в салоне уже играла музыка, да и мои водительские способности были на несколько другом уровне. Так что восстановление моей репутации как водителя, прошло успешно.

А вот с Алексеем-то нехорошо получилось. В Москву он, конечно, еще приезжал, но на общие встречи не попадал…. Реабилитироваться мне не удается.… Значит, долго еще по бескрайним сибирским просторам будут гулять леденящие душу легенды об отмороженных московских водительницах.