Вспомнилось тут, как в первый раз самостоятельно машиной управлял.
Стало быть, год на дворе стоял приблизительно 95-й. Место действия- Карелия, хутор в 20-ти километрах от Лахденпохья. В то время на хутор этот, пока он через три года не сгорел ярким пламенем, приезжали все работнички конторы нашей веселой, с женами малыми и детьми сопливыми. Ежедневневные шашлыки, водкопитие, рыболовство путем спинингокидания, банепарение и дуракаваляние составляли нехирые развлечения горожан.

Так я про водительское мастерство хотел то. Ну вот. Прав у меня тогда не было, а хотелось. И стал я учиться там. Благо, дороги, приблизительно, там есть. А гаишников меньше, чем кабанов в лесу. Хотя, не знаю. Возле хутора ни тех, ни других не видал. Вот и учился водить понемногу, под руковдством человека с красивым прозвищем Горик, приятелем моим давнишним, аж со школьной поры. Да и работали вместе. Ну, стало быть, я- за руль, он- рядом. С матерками, шутками-прибаутками, стал учиться у него. Ага, и успехи появились, сам завожусь-глушусь-трогаюсь.
Да и машинка, ГАЗ-24, вроде как стала слушаться, взбрыкивала все реже и реже.
И тут лирическое отступление. Про Горика. Мужчина во всех смыслах положительный. Нрава веселого, и на подъем легкий. Но, что характерно, и с особенностью организма одной. А именно. Что то у него там со вкусовыми рецепторами во рту напутано было от рождения. И, водочка уж очень вкусной ему казалась. А вот, к примеру, желе из авокадо- никак. А раз вкусная, так чтож и не угоститься то. Вот и кушал ее с постоянством завидным.
И тут вторая особенность Горика проявлялась. Артистизм необычайный. Выпьет, бывало, грамм 600 беленькой, и начинает ему казаться, что и не Алексей Борисович он, и даже не Горик, а персонаж какой нибудь, сказочный, или литературный, а то и из области киноэкшенов. С полным погружением в образ.
В этот раз появился Рэмбо. Толи природа карельская навеяла, толи водка местная, самодельная.
Ну, с реквизитом все просто. Майку краную разодрал на полосы, да на лоб повязал. Торс всяко-разно линями из сажи украсил. Готов Рэмбо. Дело за малым осталось. Подвиг совершить. Спасать было некого, а вот тут как раз фауна местная пригодилась. Поутру кем то поймана была змейка серенькая, породы гадюка. В баночке трехлитровой и сидела, кручинилась. Помните в фильмах как? Герой на змею смотрит строго, потом они кидаются друг на друга и он в полете тело пресмыкающегося схватить должен, и хребет ей поломать.
Вот и Горик решил так же. И поначалу то все шло по сценарию. И посмотрел недобро на змейку. И даже пошипел на нее. Видать матерился-оскорблял ее по змеиному. И руку на замах молниеносный потренировал. Все как по маслу!
Вот в завершающей стадии накладка случилась. Либо змея неправильная попалась, боевиков сроду несмотревшая, либо всеже резкость Рэмбы замедлилась. В общем, проиграл Горик. Путем получения укуса в руку правую, основную.
А помните, в тех же боевиках то, что должен герой делать, гадами покусанный? Точно, либо рану резать, кровь отсасывать, либо коня двигать, да с Кондратием знакомиться. Горику резать себя боязно было, поэтому он помереть решил. В мать сыру землю упал, ручки-ножки сложил, да глаза закатил. За веки.
Однако, ему то лишь бы играться, а медицинскую помощь то оказать все равно требуется. Ближайшая больничка в Лахденпохья. Единственный человек с правами Горик. Или Рэмбо. Оба- в ожидании собственной кончины близкой.
Вот и пришлось мне заталкивать тело в машину. Он ведь гад такой, предполагает, что человек, когда помирает, коченеть начать должен. И, я его в машину, а он, ссука, "Коченеет". Руки ноги растопырил, и никуда. Ну да справился, поехали. На посту Гаи в Лахденпохья гайцы тормозят. Документы, то да се. А на машине буквочка "У" приклеена. Раньше так можно было, вешаешь ее, сажаешь рядом человека со стажем больше 3-х лет, и вперед. Типа, учишься.. Ну, гаишник, стало быть, и интересуется, а где инстуктор. А вот он, на заднем сидении, с повязкой на лбу, да в расписанном торсе, да в закоченевшей позе! Вид персонажа голливудского такое впечатление на стража дорог расейских произвел, что документы вернув, только пробормотал- "Поосторожнее на дороге".
Сдал его в больнику, как водится. Сказали- на недельку. И Горик вроде пожить собрался, ибо водочки попросил у врача голосом слабым, да санитарку все за задницу левой рукой пытался схватить. Да разве схватишь, левой то?
Обратно доехал нормально, без приключений. Рад был, что сам, самостоятельно, в первый раз машину водил.
Эпилог. А через три часа издалека раздались звуки гармошки и частушки матерны. По дороге шел пьяный Горик, здоровой рукой раздувая меха гармошки, отобранной в соседней деревне, а за перевязанную правую была заткнута бутылка местной водки. Наполовину пустая. И все началось по новой. Но, это уже другая история.