Вот то, что ярко всплывает в памяти, не смотря на пршедшие годы...
1. Крым. Мангуп-Кале.
В детстве, весной или осенью, собравшись двумя семьями, на выходные – я с родителями часто ездили на природу или в другие города Крыма: Севастополь или Ялта-Алушта, а летом – в палатках на лиманы под Евпаторией…. Но так как своей машины у нас не было – мы посещали только те места, где ходил общественный транспорт: троллейбусы, катера, автобусы, электрички… Я, с помощью родителей, открывала для себя такой чудесный и разнообразный мир Крыма!

Позже, выйдя замуж, появилась возможность доехать на машине в дикие и малообжитые уголки Крыма. Фактически первым таким уголком для меня стал Мангуп-Кале (http://www.tour-ethno.com/info/cave_towns/mangup.shtml, http://www.crimea-kurort.com/place/cavetown/mangup/index.php, http://crimea.nezabarom.com.ua/sokolinoe/Dostoprimechatelnosti/gorod_mangupkale/?cityID=&view=article&id=244) . Попав туда в мае 1990 года, я вновь и вновь туда возвращаюсь. Хотя бы на час.
Но, не хочу грешить против справедливости – первым таким уголком был Большой Каньон. На мое 16-летие дружественные и имеющие личное авто соседи посадили меня и моих родителей в свою машину и отправились автопробегом: Симферополь – Бахчисарай – Б.Каньон – Ай-Петри – Ялта – Алушта – Симферополь. Это было неожиданно и потрясающе: пещерный город невдалеке, целая поляна ромашек, огромные валуны в горной реке и всегда ледяная родниковая вода, и еще не окультуренная и полупустая смотровая площадка на Ай-Петри (с видом море, с канатной дорогой – и без шашлыков или плова из немытых чанов!) Но я не об этом… Хотя и на Ай-Петри я приезжаю каждый год (муж очень любит Крым, Алупку, Ялту… поэтому во время летнего отпуска мы приезжаем эти благословенные места).
Я о Мангупе. Тогда, в далеком 90м, меня восхитила своей красотой эта природная чаша гармонии: сам Мангуп – невысокая гора , напоминающая снизу стол со скатертью, а сверху – 4хпалую ладонь… а у подножья его – чудное озеро… Напоминаю: был май, а значит деревья были покрыты ярко-зелеными листьями, трава еще не была опалена летним зноем, а озеро – не обмелело. По своей энергетике Мангуп – потрясающе доброе и сильное место, даже у его подножия можно лечить многие болезни и подпитываться силой. Но в те юные годы я еще не заморачивалась такими вещами как сила места. Тогда меня восхитила красота и свежесть этой природной раковины: мы стояли на берегу озера, а вокруг – выступы белых скал, напоминающих набегающие волны, и разноцветный зеленый покров каждого из пальцев Мангупа, а вверху – ярко-голубое небо с белоснежными облаками! Это надо видеть! Это потрясающе – было, есть и будет! И главное – ты в раковине, с совершенно иной и неповторимой мелодией ветра меж склонов гор, ободренный свежестью и чистотой озера… Эта чистота – рядом, рядом с тобой, в тебе! А вокруг, как стенки чаши, только зеленые склоны гор, окаемлённые белоснежными манжетами пещер… и неповторимое небо… И – никого!
А теперь там живут «аборигены»: построили серо-белые дома, налепили несколько харчевен с шашлыками из собачьей баранины, завели родную музыку и поят туристов суррогатом местного розлива… Теперь там так. Но осталась память незапятнанных красот природы и истории.

Апрель 1991 года. Вербное воскресенье. Меня пригласили на пешеходную экскурсию по Мангупу с осуществлением соответствующего обряда. Я ни за что и ни за кого не отвечала в этом походе, потому и пошла. Руководил походом учитель словесности. Он был очень религиозен, а потому повел своих учеников в такой праздник, пригласив для проведения окропления какого-то Отца (извините, не разбираюсь даже в основных принцыпах, потому как воспитана на ереси). Как водится, неделя до Пасхи бывает холодной. В это воскресенье всё было по правилам: палило весеннее солнце, но дул неслабый ледяной ветер.
Ну, поездка в электричке не запомнилась совсем: обычный советский вагон и непонятные религиозные разговоры учеников 9го класса с учителем и этим в рясе… Вышли на платформе. Впереди - очень вдалеке - склон Мангупа. Чуть ближе – очертания горы-Крокодила… Сказали, что пёхом – 12 км. Пошли. Сначала по обычной автодороге (слава богу, машины по ней не частили и не мешали вдыхать чистоту не городского воздуха). Шли в оптимальном режиме, успевая слушать занимательные историко-краеведческие рассказы учителя, болтать меж собой и любоваться театром гор. Селений по ходу этих 12 километров было всего 3 или 4. Первое нездоровое волнение у меня было на первом срезе – мы решили пойти по прямо (сократить путь, так сказать) и пройти садом. В детстве я тоже лазила по персиковым и яблочным садам – и знала, что там водятся сторожа и неприятностями. Сразу сработала оборонительная привычка, породившая испуг в душе. Но потом мой мозг посетила здравая мысль: что можно своровать в саду в апреле? – ничего! Поэтому я и успокоилась быстро. А всё-таки, гены взяли свое (у меня и сейчас батько любить посещать разные сады и тащить оттуда всякие фрукты, даже если оные охраняются) – сработал инстинкт: сад – плоды – охрана - ноги!
Во второй половине пути нашему взору открылся чудный вид – природный театр скал. Немного вдалеке и слева от дороги нас встретил лик каменной Обезьяны. Добродушная и в меру симпатичная мордочка (в профиль) этого первого хранителя пещер и истории. Неповторимо было и то, что по мере приближения к ней она разворачивалась и растворялась… А когда мы почти вплотную подошли к ней, она уже представляла собой набор разных по размеру и очертаниям 12 валунов… Грустно. И трогательно-романтично! Еще раз убедилась, что большое видится на расстоянии.
Когда подошли к подножию Мангупа - нарвали веток (но не вербных) для окропления наших телес в процессе очищения душ… там, на верху… А пока здесь, внизу, нам рассказали чудную легенду о том, что еще полвека назад на берегу этого озера стоял женский монастырь. Когда советская власть стала уничтожать церкви и храмы, не устоял и этот монастырь: его стены разрушили, а воду из пруда спустили… но на дне этого озера были найдены в большом количестве косточки младенцев, которых монашки рожали и умертвляли, пряча последствия своих грехов на дне озера… Чистить пруд власти не стали, а просто подрыли еще немного почву и запустили воду. До сих пор это озеро состоит из двух частей. Мимо него проходит дорога, наверху по полгода ведут свои раскопки археологи, внизу живут «аборигены», но очень редко кто купается в нем даже в летнюю жару.
Мы поднялись по тропе на Банном на плато Мангупа. Сели обедать за «общий стол». Помню конфуз: я достаю свои мясные и колбасные бутерброды, а вокруг – постящийся люд. И отделяться от них со своей колбасой некрасиво, и осквернять этим копченым запахом их постные чувства – негоже. Не помню как, но отобедали. Потом, с сытыми желудками, полезли по восточным отвесным склонам в нужную пещеру – для совершения задуманного ритуала. Ну, на сытый желудок моя сообразительность серьезно притупляется, память (если не анонсирована стрессом) вообще отдыхает, а координация вообще осталась на поляне. Самое плохое – надо было спускаться и тщательно смотреть под ноги, а перед тобой – впереди и вдали такая красотища (огромное поле цветов колышется внизу, вверху – яркое небо и открытые горами горизонты)… В общем, спустилась (хотя даже чертыхаться для облегчения собственной участи там было нельзя!). Там, в пещере (после спуска со стрессом) кроме непонятных речей и молитв, меня ждал еще неожиданный и неприятный сюрприз: в тени свода и на откровенном сквозняке в пазухах пещеры было очень не жарко, так нас еще и неожиданно окропили холодной водой и надранным внизу веником! Ужас! В общем, всё это любви и тяги к религии мне явно не добавило.
Возвращались в оперативном режиме. Прошли пёхом 5 км (до ближайшего села, по которому ходит автобус), рассчитывая оставшиеся 7 км проехать на рейсовом автобусе и успеть вернуться домой засветло. Но местные жители сказали, что автобуса не будет (этого именно и совсем сегодня). И мы резко ускорились – чтоб успеть добежать на последнюю электричку. Т.е. нам было и не до разговорв, и не до красот. И ничего, что смеркаться стало – стаю огалтелых подростков не остановили бы ни местные пацаны, ни сторожа садов. Помню свои ощущения – такого больше не было ни разу в жизни – уже через километр-два взятой марафонской скорости я физически не могла переключиться ни на какую другую скорость, даже когда меня просили замкнуть колонну. Я не смогла сбросить скорость, не смогла остановиться ни на миг, возглавляя колонну (а не из страха оказаться в хвосте и не успеть на поезд) мы прибежали на платформу и просто рухнули на траву. А пока лежали с закрытыми глазами – слушали, кто еще подошел и думали, что надо делать, если ко времени прихода электрички мы не все соберемся. Что решили – не помню. Помню, что никто не опоздал, и мы вернулись в город почти ночью. Помню, что потом 2 дня дома лежала пластом – мышцы отказывались работать и нести меня на занятия в университет.

Май 1992 года. У меня закончилась педагогическая практика, но дружеские отношения в школе с детьми остались. Осталась и тяга к Мангупу. Мои веселые и в меру послушные 10-классники с восторгом восприняли идею трехдневного похода на Мангуп. Но нужен был еще хотя бы 1 взрослый – учитель или родитель. Родителей, даже нормальных по сути, никто не хотел брать (кому ж надо быть под надзором все дни – пока и за ради того, чтоб другие отдыхали). А когда поняли, что поход под угрозой срыва, снарядили двух самых смазливых девчонок для убалтывания физрука (потому как ни классная 50-летняя дама, ни нормальная 30-летная физичка идти не захотели, а другие учителя совершенно не подходили на роль старших). В общем, уговорили физрука, директор школы подписал приказ на экскурсию 15 учащихся (и 4х взрослых: физрука, меня, моего мужа и той самой подруги, с которой я и ходила на Мангуп в прошлый раз). Откуда у народа оказались дома и были собраны палатки, спальники и котелки – я до сих пор не знаю. Не знаю я и то, почему никто из них не взял алкоголь… Но и слава Богу!
Утром 8 мая мы собрались у касс на вокзале. Кто-то из первых подошедших сказал, что видел физрука, который пошел (в ожидании оставшихся детей) пить пиво. Нескольких девочек пришли провожать родители и бабушки… Подали электричку, мы стали сбрасываться на билеты… Детей оказалось 32 (вместо 15 – по Приказу). Пришли еще несколько не вписанных в Приказ, но отпущенных родителями в последний момент, моих 10-классников (я их хотя бы знала) и 8 их бывших одноклассников (и все – по парам!). Это был писец! Надо было принимать решение – что делать, а физрука – нет. Он не вернулся – ни к кассам, ни в вагон, ни на платформу… Я взяла ответственность (а точнее, поддалась на авантюру) и повезла 32 подростка на 3 дня майских праздников! Но надеялась, что физрук всё-таки появится! Это только я теперь понимаю, что про физрука и пиво они могли просто наврать – не было его в то утро на вокзале… Иначе мы бы просто не поехали никуда! Молодцы! А реально я шла одна со всей этой оравой взрослеющих детей – мужа они моего видели, но не признавали, а подругу вообще видели впервые… И я ничуть не жалею об этом риске!
В поезде вели себя культурно: матов, семечек и пива - не было, были только нешумные игры в подкидного. Всё было бы замечательно, если бы одна из девочек не забыла в вагоне спальник, взятый напрокат. Пришлось всем вынужденно отдыхать на платформе и наслаждаться весенними облаками, пока мы с растеряшей искали начальника станции, чтоб снять с поезда и доставить ему обратно на станцию забытый нами спальник. Но и это не омрачило наш отдых – мы двинулись пешком, те же 12 километров, только теперь руководителем похода была я. Колонну вела подруга, середину бодрил мой муж, а я - замыкала и подтягивала отстающих.Ну, в общем, все было также красиво, как и год назад, только гораздо теплее.
Пока мы подошли к подножию Мангупа – бывшие одноклассники (ушедшие продолжать обучение в ПТУ и колледжи) уже успели разбить свою палатку. Они поставили ее в укромном месте, но и рядом расположился огромный палаточный городок… Там были глухонемые дети и подростки - собрались на какой-то свой слет. Ну, не ломать же им кайф, даже если я была намерена разбить палатки на вершине горы? Я позволила им остаться внизу, взяв с них обещание завтра утром появиться полном составом у нас в лагере - для осведетельствования их живости и целостности. И мы продолжили наш путь наверх.
Зашли на плато, нашли место поуютнее и невдалеке от родника, разбили палатки, стали готовить еду… В общем, всё как обычно – послушно, дружно, весело. Потом подруга, работавшая ранее на этих раскопках, водила детей на экскурсию, много познавательного и прикольного рассказывала им из нашей истории и практики. А вечером я не усидела – спустилась вниз – посмотреть как там наши «бывшие»… Странно, они мне показались довольными, но трезвыми. За них я больше не беспокоилась… Но во мне до сих пор сидит память о немного жутком зрелище: поздним вечером (под горой темнеет гораздо быстрее) у озера горит огромный костер, вокруг него сидят эти разновозрастные немые и поют! Поют по-своему, поют непонятно, но очень жутко как-то от этой мощи единства и таинственной непонятности!
Оттуда очень быстро, как на крыльях, я поднялась в наш лагерь. Там готовился ужин (заправлял процессом приготовления еды всегда – и сейчас и потом – мой муж, а я только распределяла обязанности и урегулировала возможные стычки). Уже ночью, как обычно, мы пекли картошку и сами себе бередили душу легендами о кровожадном и справедливом Мангупском мальчике, который подзывал к отвесному восточному склону жадных золотоискателей и отправлял их вниз… В общем, нарассказывались-наслушались мы вдоволь – самим начались мерещиться детские зовущие голоса, вой и стоны… А расходиться по палаткам – никак не хотелось! И ни грамма алкоголя – могли же!
Сидели, травили байки, анекдоты, жарили хлеб и пели песни под гитару… Разошлись далеко заполночь, когда дети (мой постоянный «актив») потихоньку стали сидя отрубаться. Ночи-то в мае и в горах – холодные, а потому усидеть у костра сложно: лицо, повернутое к костру – горит, спна, смотрящая в ночь – мерзнет, а замерзшие и вытянутые к костру ноги оказываются в расплавленной обуви… Последней каплей, после которого уже было бессмысленно спорить с тем, что пора расходиться по палаткам, был клевок носом в костер той девчушки, что утром забыла спальник в вагоне: она уснула сидя и свалилась в сторону костра, а на утро на ее носу красовалась водянка от ожога.
Но расходиться по палаткам и расставаться в такую ночь не хотелось совсем… и мы ввалились в ближайшую пустую палатку – 20 человек легко поместились в трёшке! Мы проржали над анекдотами и попели без гитары до самого утра. А на рассвете мы вылезли из палатки и пошли на восток, через все плато и нескошенную траву, собирая утренние росы и манимые невиданным зрелищем – наблюдать за восходом солнца! Жаль, что это было так быстро! Солнце легко встало из-за белоснежного воротничка невысокой горы, осветляя яркую зелень лесов на склонах, а внизу под горой было алое поле маков! Это было потрясающе! Я сейчас не помню всех тонкостей, поскольку не намеревалась создавать хронику событий… Но вот уже полтора десятка лет живет в душе тот восторг и переполняющее душу ликование – есть такие уголки природы! мир потрясающе прекрасен! и это – моя родина, и это – колыбель человека!
Задорнов недавно описывал, что подобное действие в природе порождает в людях некое очень высокое чувство общности и уединения одновременно, что оно заставляет людей разных вер и возрастов кричать УРА! на всех известных им языках и во всю глотку! Я была свидетелем такого рождения мощного и радостного, кричащего и святого ликования всех присутствующих душ! И мы не могли сдержать себя! Но и не боялись разбудить природу –она уже проснулась вместе с солнцем!
Потом мы вернулись в палатки, сменили носки и мокрые по колено брюки и легли спать. Проснулись от звона посуды – муж состряпал завтрак и всех звал к столу. В познании и любовании пещерами, источниками, склонами, могилами Мангупа прошел второй день. Как и обещали, пришли отметиться ребята из нижней палатки. Они были сытые и довольные. А вечером, 9 мая, мы столпились на западном склоне горы и наблюдали салют в Севастополе (днем и в ясную погоду виден и краешек моря). Было тоже потрясающе прекрасно! Тогда мы знали, помнили и гордились нашей славной победой в войне, а потому, наблюдая настоящий салют (которого нет в Симферополе) мы не только любовались – мы вспоминали о трагедии тех времен и гордились, что у каждого в семье есть ветеран, а мы – живем в такой славной и сильной стране!
Уже в полночь все спали – насытились познаниями и красотами, да и готовились к возвращению домой. Впереди – снова 12 км пешкодрала! Все прошло без эксцессов: мы организованно собрались, быстро спустились с горы… но наших внизу мы не увидели. Соседи по палаткам сказали, что они просили передать: одна девушка растянула ногу, поэтому с утра ребята пошли искать транспорт для ее перевозки, а как нашли – сразу снялись с места. Конечно, я запереживала, но на станции их уже не было (они уехали перед обедом, и по-любому уже должны быть в городе). Мы тоже прошли весь этот путь весело и спокойно. Спальник получили. Домой добрались тоже без проблем. А вечером мне отзвонились о состоянии этой девушки с растянутыми связками и ее сопровождающих.

Июль-август 1997 года. Меня пригласил вести «школу лидера» (по линии работы с молодежью общества Москва-Крым) в пионерском лагере, разбитом на плато Мангупа! С радостью! Зная, что лагерь уже существует, и что в нем почти сотня детей плюс сопровождающая обслуга из взрослых, я захватила из дома пару сменных вещей и легкую подстилку и байковое одеяльце! Подумала: зачем раз сказали, что палатка и место в ней будет, даже на выбор, то там есть люди, а потому будет тепло спать… значит, нужно всего-то ничего – постилка и одеяльце! Ну, и взяла именно это. Меня даже доставили прямо из Симферополя на вершину Мангупа на УАЗике шефа… Правда туда набилось еще 12 человек с вещами, да и поднимались в гору мы не по шоссе, а по кореньям деревьям и сыпняку… Словом, помню вначале - легкий шок (как мы все туда влезем?), потом – дикий хохот и удовольствие от общения с такими веселыми и интересными попутчиками, потом – визг и удары о стенки машины и друг друга при подъеме на гору… А потом я впала в транс: мне предложили поселиться одной в целой палатке сына руководителя археологической экспедиции (которого пару недель точно не будет на раскопках!) Плевать мне было, чья эта палатка! Потрясло то, что я должна спать там одна! Я никогда в жизни, ни в каких других походах не спала одна!
Видя мое замешательство, мне предложили постоянное место в одной из воинских детских палатках-шатрах (на 60 стоящих там кроватей!)…. Ну, или в одной из семейных палаток… Поэтому пришлось устраиваться одной!
В тот вечер в лагере был праздничный ужин, а после отбоя – у взрослых – фуршет, посвященный празднованию дня российского (черноморского, военного) флота! Как водится, вечером в Севастополе был праздничный салют, но мы его не видели – пошел мелкий и противный дождь! После окончания праздничного застолья я пошла к себе «домой», а путь, должна сказать, был не близкий – застолье было в лагере пионеров, а жить мне предназначалось в лагере археологов – а потому я должна была пройти метров 300 через всю поляну и по дождю!
Конечно, я успела промокнуть, разозлиться и потеряться немного (ночью в незнакомых кустах все палатки одинаковые, а я никого из жителей не знаю). Тряслась полночи, потому что не могла надышать и согреться одна, а «в гости» пойти гордость не позволяла. Но, кое-как - устав дрожать и под действием алкоголя – всё же уснула.
Просыпаюсь – тишина! Солнышко уже высоко и согревает палатку… Здесь тепло, но голодно – пора выдвигаться к пищеблоку! Не торопясь (не люблю, да и не зачем резко подрываться!) расшнуровываю палатку, вижу пронизывающие листву солнечные лучики, вижу на листочках кустов серебряные капельки дождя, вдыхаю чистый и влажный воздух! ...но слышу какие-то непонятные звуки: ш.ш.ш.ш.ш..ш.ш.ш.ш…шш.ш.ш.ш.ш.ш.ш. Зная, что в траве могут ползать всякие гады – ужи, мыши, а в паутине могут запутаться бабочки или иные насекомые (всех их не люблю!) – я осторожно высовываю нос из палатки и носом следую за звуком… о ужас! В паре метров от меня, рядом с соседней палаткой, в гордом одиночестве сидит какой-то парень и в корыте отмывает зубной щеткой кости черепа!!!!!!!!!! А рядом, в ровные шеренги сложены отмытые черепа с разными дырками, разнокалиберные берцовые кости… но главное – в стороне – нижние челюсти и горка зубов… их потом, в свободное время, нужно было вставить в нужное челюстное отверстие … как конструктор… и это он предлагал мне сделать… но потом! А пока, в диком шоке от увиденного (блин, меня потрясло и то, ЧТО ин делал, и то, КАК – с какой любовью и старательностью - он это делал!) я кубарем закатилась обратно в палатку. Не вылазила оттуда я долго, но вскоре голод стал нестерпимым. Вылезла. Пришлось поздороваться. Пришлось представиться и познакомиться – нам же жить с ним по соседству несколько недель!
Потом – тренинги, общение, кормежка, и снова общение… При чем к пионерам я действительно ходила как на работу – только на еду и к занятиям, а всё оставшееся время я жила интересами археологов. Почти со всеми историками и ближайшими соседями я перезнакомилась уже к обеду. Я очень удивлялась тому, как идейные коммунисты могут мирно жить-есть-пить-работать с нацистами, атеисты – с набожными, сотрудники – со странниками… В общем, это тоже – Мангуп – место объединения и принятия совершенно разных людей. Как прошел почти месяц – потрясающе интересно и весело. Сколько баек, песен, историй, легенд я услышала! Сколько узнала! в чём стала разбираться хоть чуть-чуть!
Но об этом я писать не буду. Знания поблекли, но остались гордость и восхищение! Уверена, что этот микромир создавался и самим местом, и людьми, наполняющим его людьми. Мангуп легко открывал свои тайны не только специалистам, но и просто восхищенным им сердцам. Но без археологов, медиков, историков, филологов и других специалистов и студентов Мангуп уже не тот.
Я была там еще несколько раз - в 1998, 2000 и 2004 годах. Так, однодневные и уже не пешие (взять такси или доехать на попутке теперь не составляет труда) экскурсии с гостями Крыма… Теперь там, на месте цветущих полей, появились неухоженные поселения, а у озера - постоянно пахнет шашлыком, суетятся «аборигены», а по дорогам носятся шикарные и не очень автомобили…
Теперь здесь не так дивно, но также мощно и привлекательно. Кто еще не видел этих мест раньше, или кто хорошо знает историю и сможет читать легенды на склонах, или кто хочет сам поправить свое здоровье и подпитаться энергией за полчаса – добро пожаловать на Мангуп! Теперь даже не искушенные смогут получить удовольствие: доедут до озера по нормальной дороге, смогут искупнуться в нем (пока готовится привычный шашлык или национальные блюда), пригубить домашнего вина из погреба или угоститься чаем из трав. Кальян есть тоже. Наверно, есть и девочки…
НЕ знаю! Приедите - расскажите.

2008г.