Осень. Дача. Тракторист.

И че ему приспичило куда то поехать, до сих пор понять не могу. Но надо, значит надо. Я никогда не был любопытным, поэтому без вопросов загрузился на пассажирское сидение и приготовился бдить. Что то мне подсказывало, что простым бдением тут не поможешь. Тут надо нечто большее. Дело в том, что водительское удостоверение у Брата конечно было, но ездил он как бегемот на велосипеде. Особенно радовали его копыта 47-го размера в зимних ботинках спокойно покоящиеся на педалях ВАЗ2106. Под одним ботинком скрывались все три педали и ручка открывания капота и блок предохранителей. Вторую, если можно так назвать, ногу он застенчиво пытался спрятать где то под сидением от чего окончательно стал похож на раненого в лапку кузнечика-мутанта. У меня было такое чувство, что такие ноги ему были даны за какое то страшное деяние перед природой.
Не буду утомлять описанием поездки, но закончилась она как и должна была закончится. Технически грамотно мы съехали в кювет на небольшой скорости, и под удивленное оханье Брата вылезли на воздух.
Только-только занимался рассвет, голубоватый снег тяжелой ношей пригибал ветки деревьев, вокруг стояла звенящая тишина. По моему достаточно, чтоб понять что была весна и утро.
И че, ё, нна, делать бум? – спросил брат вылезая из канавы и оставляя на снегу такого размера следы, что за ближайшим деревом снежный человек стонал и грыз ногти от досады.
Ё,ё! – передразнил я – трактор нада. Или грузовичок какой. Нада – согласился брат. Ну раз нада, то или и ищи – послал я его.
Он уныло побрел в сторону нашей деревни загребая каждым копытом по центнеру свежевыпавшего снега. Зрелище было жалкое и страшное одновременно. Эй, стой, стой кому говорю! – окликнул я его, сообразив, что человеку с такими ботинками и тоской во взгляде в пять утра согласится помочь разве что только участковый психиатр.
Братан радостно остался охранять канаву и заодно машину в ней, а я подпрыгивая понесся к селению.
Единственное, что я смог найти в это время был трактор «Беларусь» с таким пьяным водителем, что казалось я разговариваю с деревьями. После получаса объяснений что мне надо он наконец то понял и с непонятным энтузиазмом рванул в сторону куда я указал.
Когда я запыхавшийся добежал до места, машина уже стояла на дороге. Внутри сидел Брат и по привычке нажимая одной лапой на все что нажималось в салоне задумчиво поворачивал ключ. Машина не заводилась.
Ну что, не заводится?! – отсчитав пятнадцатую попытку завезти, догадался тракторист.
И я со щемящей тоскою вдруг отчетливо осознал, что нам сейчас предстоит. Кроме этого трактора рядом никого не было и в ближайшем времени не появилось бы. Единственно, чем я смог минимализировать потери, как мне казалось, это самому сесть за руль шестерки.
Объяснив с помощью пальцев и карты начерченной на снегу, куда ехать, я с нехорошим предчувствием залез за руль.
Мы поехали. К счастью водила трактора не шибко гнал но скорость держал постоянную.
И вот уже поворот в нашему дому. Вот до него 10 метров. 5 метров 0 метров. -5 метров. Ээээ, стой шелудивыыыыыййййй!!! – мой вопль потонут в тракторном реве. Водила пристально глядя перед собой пер вперед с мрачной решимостью тарана. Стой, маму твою и твоего трактора!!! – метался я в шестерке – там тупик и чужой участок!!!! Стой!!! Но трос был крепок и водила глух.
Как назло соседи только закончили ремонт дома и принялись заниматься ландшафтным дизайном. Для чего была привезена земля, аккуратно рассыпана перед домом и укатана ручным катком. Картина воспоминаний пронеслась в голове, когда я понял куда едет этот тракторный камикадзе!
Чмок-хлюп и трактор не сбавляя скорости с машиной на прицепе и двумя матерящимися в ней человеками въехал на соседский участок. То что он провалился на тридцать сантиметров в землю ему не помешало.
К тщательно просчитанному дизайну ландшафта прибавились две колеи.
На крыльце показалась толстая старая армянка. При виде трактора она схватила какой то попавшийся под руки дрын и с криком гыр-гыр-гыр-вашу-мать кинулась в атаку. Дебильная улыбка тракториста сменилась гримасой ужаса
А в это время ландшафт постепенно менялся приобретая вид танкового полигона.
Высунувшись из окна и явив нам охваченную паникой рожу, тракторист что то прокричал.
Назад, назад, штурмовик хренов!! – орал я из окна вездеходу, краем глаза наблюдая приближающуюся к нам толстую мстительницу. Получить по куполу нестерильным дубьём ой как не хотелось.
Наконец озарение снизошло на уже протрезвевшего тракториста и он намереваясь покинуть поле брани не сбавляя хода заложил красивый вираж как раз в том месте где предполагалось размещение цветочной клумбы.
Тишина опустилась на деревню. Утренние птахи подавились песней. Дождевые черви с ужасом на лицах закапывались поглубже в землю. Гы-гыр застряло в горле преследовательницы.
Ы-ы-ы-ыыы страшно завывая хозяйка оскверненной почвы прибавила ходу.
Перекрывая рев «Беларуси» из кабины доносилось удивительное в своей подробности описание группового полового акта всех участников родео. Причем водитель трактора выступал там в главной роли. Гигант, б…
Справа и слева виднелись холмы и холмики свежевспаханной почвы и ничто уже не напоминало о том, что пять минут назад здесь царил приторный русскому духу порядок.
С шумом выскочив из соседского участка и оставляя позади себя бывший ландшафтный дизайн наш весь в грязи и каком то дерьме тандем рванул назад.
Ошалевший от страха тракторист долго не хотел останавливаться, и когда все же остановился то потребовал двойную оплату.