Проказы бабушки Ёп - II

…А бабушка Ёп продолжала куролесить не по стариковски…

В связи с резкой оттепелью резко активизировалась суета. Все таки противопаводковые мероприятия, разработанные еще зимой, это вам не курица обмочилась! Их выполнение планировалась закончить в середине мая, а тут такой финт природы – конец апреля, и все потекло. Производство в аврале, реки поперли, лед трещит. Трещит и голова от этой суеты.

Бабушка Ёп тоже не осталась в стороне от суеты. Краем уха слушая наши, на бегу разговоры и полностью ощущая себя в производстве, она быстро вникла в тему  пропуска паводка, и понятное дело не осталась в стороне  разработав собственную программу.

На следующий день на двери офиса появилось объявление под интригующим заголовком -  «Водные мероприятия»

Мероприятий было не много, но каждое из них било точно в нерв. Всего их было три. Первое предупредительно гласило – «Перед заходом в здание потрясите сначала правой, потом левой ногой. Убедитесь, что вся вода и грязь отвалились. И тогда заходите."

Я в судорогах представил себя трясущего поочередно всеми ногами на крыльце, а сзади терпеливо дожидающихся своей очереди коллег, и меня скрутило. Я еще не знал, как недалеко я отклонился своей фантазией от реальности.

Пункт два был бескомпромиссен и в чем то смутно навевал атмосферу тридцать седьмого года – «Кто не выполнит пункт один, тому – санкции!» Я прямо воочию увидел, как бабушка Ёп выводит за офис нарушителей,  расстреливает их из своей любимой швабры и добивает контрольной тряпкой в голову.

Но был еще и третий пункт. Который, по видимому должен был закрепить всю серьезность данного документа. Черными буквами на белом фоне он врезался в мозг и не оставлял сомнений в серьезности документа, но почему то напомнил школьные годы – «Рекомендуется приносить с собой сменную обувь.» И дальше, каким то глумером от руки дописано – «И нижнее белье»

За исполнение жестких требований, не доверяя никому,  следила сама бабушка Ёп, лично. Стоя около крыльца со шваброй наперевес она сумрачно оглядывала вошедшего, затем переводила взгляд на объявление и многозначительно перекидывала древко швабры из одной ладони в другую.

Намек был прозрачен как презерватив. Поэтому все, а особенно посторонние люди трясли на крыльце ногами как цапли попавшие под напряжение..

- Ого, ёп!... – восторгалась  бабуля очередным танцором. Или наоборот. – Ух, ёп! – это тому, кто по подозрению бабушки не собирался танцевать перед объявлением.

...Объявления уже давно не было, но у всего коллектива выработалась странная, еще не описанная в учебниках по психиатрии,  привычка. Подходя к двери народ не останавливаясь начинал судорожно подергивать ногами и осторожно оглядываться. Причем некоторые умудрялись дергать одновременно двумя ногами.

…А из окошка своей каморки мечтательно, подперев подбородок сморщенной ладошкой, и прихлебывая чаек из треснувшей чашки с ромашкой на боку, смотрела старушка и восхищенно шептала – «Ох тыж, ёп!»