Детского немного

Ну да, ну да. Ткните мне в нос кривым стартером те, кто в детстве, насмотревшись кинолент, не играл в Гагарина, Мушкетеров, Разведчиков, Летчиков и прочих киногероев.

Я, понятное дело, тоже не был исключением. И друзья мои тоже не были. Правда один раз, когда я был Гагариным то чуть скопытился внутри бочки с кастрюлей на голове вместо шлема. Я еще тогда почувствовал неладное, сразу после моих слов – «Поехали» Рукой правда взмахнуть уже не успел, ну да ладно. Сегодня не про то.

Сегодня мы все были мушкетерами. Как вы догадались, проницательные вы мои, вчера шел фильм «Дартаньян и три мушкетера» Зацепил он нас конкретно, даже сильнее, чем бравые разведчики. Сила, удаль и отвага – вот это настоящие герои!

Правда вышла некоторая заминка в распределении ролей, поскольку все хотели быть, ясное дело, Дартаньянами, а вот умным но весьма отрицательным кардиналом не хотел быть никто. Собрав консилиум и немного посовещавшись, в том числе и подручным инструментом, мы вытирая кровь из разбитых носов пришли у единомыслию. Всем стало понятно, что толпы Дартаньянов быть не может, и что старенький Дюма не вынес бы этого душераздирающего сюрреализма. Поэтому постановили – Дартаньян будет один! Но по очереди. Очередь распределили согласно справедливости, а именно, кто заколет Дартаньяна, то и следующий Дартаньян. Вот такая, блин, реинкарнация.

Одного мы правда не учли, это своей детской психологией. Как в последствии оказалось, что Дартаньяна заколоть хотели все – от противного господина Боанасье, до коварной Миледи. Вопли Дартаньяна, что Миледи все равно не быть мушкетером в силу половых признаков, Миледей как то не были услышаны.

… Важно стоил гордый гасконец на небольшой возвышенности и с усмешкой взирает на крадущихся к нему гвардейцев кардинала. Сашок, Вадик и Димка напоминали гвардейцев только криками – Бей мушкетеров! И – В табло Дартаньяну! А с виду они были похожи на пиратов-неудачников.

Да, первым Дартаньяном был я. Хотя бы потому, что у меня была самая длинная палка, сиреч шпага. Ею я крутил над собой не давая противникам приблизиться. Удивительное дело, быть Дартаньяном хотелось всем так, что даже верный Атос с Портосом и даже Арамис, и те хотели меня забодать своими горбатыми шпагами. Слава великого гасконца оказалась сильнее клятвы мушкетеров.

И тут я понял, что как то все не то. Со стороны мы все напоминали однородную хулиганствующую массу, как шпроты, все на одно лицо. А ведь в кино мушкетеры и гвардейцы имели разные накидки! И, что самое важное, у Дартаньяна была шляпа с пером! Краткое перемирие и совещание постановило – нужен реквизит!

В качестве реквизита я  стащил дома матушкину шляпу  и украсил ее пером с дохлой вороны. Поскольку ворону я нашел самый первый, то и перо мне досталось самое длинное. Короче моя шляпы с пером вызывала жгучую завить не только у собратьев по шпагам, но и у Парижских кокоток. Хотя я тогда и не знал кто это.

Теперь, в этих разнокалиберный головных уборах,  мы еще больше напоминали пиратов а разнообразные по цвету тряпки свисающие с плеч, еще больше усиливали это сходство. Конечно, полной детализации киносцен нам достичь не удалось, но тем не менее плащи и шляпы у нас были. В качестве плаща я вместе со шляпой честно спер и старый клетчатый плед, поэтому я, наверное, напоминал пьяного шотландца.

Но это был не край. Край наступил, когда зловредный кардинал Ришелье приперся в заячьем драном треухе. Это посереди лета то. Голимый отмаз, что «мама мне дала только это» во внимание не был принят, и коварный но могущественный Ришелье был низвергнут и назначен противным Боанасье. Боанасье заплакал и сказав, что с нами больше не дружит, ушел домой.

- Вы кто?! – пафосно вопросил Вадик-Арамис, обращаясь к гвардейцам.

- Мы?!?! – взревели гвардейцы. Мы гвардейцы кардинала!!!

- Бей их, пацаны-мушкетеры!!! – кинул клич Арамис и тут же получил шпагой по шляпе. Один из гвардейцев, оказывается был двоечником и напрочь не владел изящным искусством фехтования. Он просто с размаху опустил дубье, в смысле шпагу, на Арамисову макитру, чем заставил того даже немножко зауважать гвардейцев кардинала, чего понятное дело в фильме не было.

Хотя все шло даже по сценарию. Мы потеряли Арамиса, который приводил в порядок мысли на газоне, но нас осталось еще трое!

- Вы кто?! – теперь уже выступил Атос.

- Мы?! – опять взревели гвардейцы.
 
- Бей их, мушкетеры! – заорал Атос и помня судьбу коллеги резво уклонился от просвистевшей шпаги. Гвардейцы, как и в фильме, оказались слабы на задумки и решили повторить фокус с Арамисом. Но он не прокатил.
 
- Вы кто?! – третий раз со стороны мушкетеров раздался риторический вопрос?

- Да кули с ними разговаривать?! – заорал какой то шибко грамотный гвардеец, одетый в красную мамину шаль (ох и какой же он пиzdы за эту шаль дома получил!), коли их!

И тут началось. Невский со своим побоищем , просто деревенские танцульки по сравнению с тем, что творилось у нас.

Гвардейцы лупили Атоса, Атос врезал почему то Портосу. Портосу прилетело от вернувшегося не вовремя господина Боанасье. Боанасье получил в пятак от Арамиса, опять заплакал и в очередной раз ушел домой. Потом в этой свалке стало весьма затруднительно заниматься идентификацией гвардеец-мушкетер и все принялись лупить того, кто был ближе.

Итог закономерен – дома всем мушкетерам вломили нешуточных пилюлей  родители за испорченный гардероб, поскольку кто то ухитрился спереть красную занавеску из зала, в то время, когда в этом зале сидели гости и что то праздновали. Но зато он был самый аутентичный среди гвардейцев. А самый близкий к образу мушкетера был Атос в голубом мамином осеннее-весеннем плаще.