Простая жизненная история

Не знаю... Правильно или нет... Но что сделано, то сделано....
Фамилии, имена, адреса и телефоны изменены...
Молодым поросенком соседнем столе заверещал телефон. Рука дрогнула и курсор мыши попал не на ту клетку поля "Сапера". Хлоп - и все, как говорится - "гамовер". Леха, с трудом выбрался из удобного кресла и матерясь то на телефонистов, что до сих пор не срастят в колодце кабель, ведущий на его номер, то на неизвестного звонящего, который попортил ему накопление "рабочего опыта" в виде очередного рекорда в известной игрушке, подошел к столу, поднял трубку и, придав своему голосу солидный начальственный оттенок произнес:
-Да, слушаю Вас!
Старческий голос заставил мембрану надтреснуто дребезжать:
-Ой... Извините! Я, наверное, не туда попала!
-А почему Вы решили, что не туда?
-Я в пенсионный фонд хотела позвонить... А у Вас голос такой молодой. Там же таких не работает.
Алексей рассмеялся про себя: "Ну все, сейчас ты мне за сорванный рекорд ответишь по полной..." И, добавив еще больше начальственности в голос ответил:
-Имеено туда Вы и позвонили. Я директор пенсионного фонда.
-Ой... Ой... Извините, я Вас, наверное отвлекаю - голос в трубке приобрел какой-то неуловимы оттенок раболепства, залебезил...
-Нет, не отвлекаете. У Вас какой-то вопрос по работе фонда?
-Да... Нет... Не совсем... -Бабулька на том конце провода упорно, но тщетно пыталась построить предложение... -Понимаете, дело в том, что я не хочу получать бесплатно лекарства, а хочу, чтобы мне на сберкнижку деньги клали... Эту, как ее... Компенсацию.
-А в чем, собственно говоря проблема? И почему в пенсионный фонд?
-Понимаете, меня все отправляют в какие-то другие организации. ТО в собес, то в пенсионный фонд, то в управу, то в министерства какие-то... Понимаете, недавно посмеялись - предложили письмо Лужкову написать. А женщина одна, которая ко мне из собеса приходит, ничего не хочет делать. Понимаете, даже в аптеку ходит только после долгих уговоров... А про магазин я и не говорю. Понимаете, хорошо соседка у меня добрая - купит мне хлеба, молочка там. Принесет. А та, из собеса... Понимаете - ну молодая она, ей, по-моему, и пятидесяти-то нет.
Леха подавил вырывающийся из груди смешок и заставил себя произнести серьезным голосом:
-Так! Я возьму Ваше дело на личный контроль! Скажите мне Ваши фамилию-имя-отчество, год рождения, адрес и домашний телефон!
-Ивлева Надежда Васильевна, 1920, 722-65-64, Брюсов переулок, 15.
-Замечательно! - думая о чем то о своем протянул в трубку Алексей, записывая на каком-то листочке тупым карандашом продиктованные ему личные данные неизвестной старушки. - Как только будут какие-то новости - я Вам сразу перезвоню.
-Ой, спасибо Вам большое. Понимаете, я ведь ходить не могу, совсем почти не могу. Ой, а как Вас по имени, по батюшке? - Бабулька, похоже была готова разрыдаться..
-Николай. Николай Иванович. - Неизвестно почему, Леха сказал чужое имя... Странно, но так с трудом провернулся язык. "ладно, минутная слабость" - подумал он...
-До свидания!
-Ой, Коленька, дай Вам Бог здоровья! Даже если ничего не получится - ну и пусть. Хоть знать буду, что на свете такие люди остались!
В трубке раздались короткие гудки. Леха, злорадно улыбнулся и вернулся к компьютеру. Интернет работал шустро и устойчиво - оставалась самая малость - заказать бабульке пару пицц, миксер и станок с программным управлением. Дабы неповадно было впредь отвлекать "рабочий класс" своими дурацкими просьбами...
Что-то мелькнуло в списке "доставка на дом"... "Не может быть - вот это совпадение! Управление труда и социальной защиты населения Тверского района! И телефон".
И Леха включился в то, что он умел делать прекрасно - "впаривать туфту" по телефону...
До смерти перепугал двух теток в настоящем пенсионном фонде грозным рыком "Вас из приемной Министра Здравоохранения и социального развития беспокоят! Почему у вас бардак на вверенном участке! Разобраться, выполнить, доложить! Ух, распустились там на местах!!!" И с какой улыбкой он выслушивал их сбивчивые и радостные оправдания - мол, не мы отвечаем, собес! И работники соцслужбы, помогающей пенсионерам тоже - в собес! И вообще - мы только пенсию рассчитываем!.
В собесе досталось заместителю начальника. Стервозная тетка попыталась покачать права, но магическая фраза "Вам из приемной Министра социальной защиты населения России звонют, а не из коммуналки в Бутово! Работа надоела - сей же час поправить можем!". Прокуренный бас тут же поменялся на сладкий и медоточивый тенорок - -"ой, да что вы, да как мы, сей же час все поправим!". "РРРРАСПУСТИЛИСЬ СОВСЕМ! Все, ждите комиссию!!!! С представителем мэрии и министерства!" Похоже, перед короткими гудками, Алексей успел услышать сдавленное "ой.... ля..." и стук упавшего стула.
Больше всех досталось управе - туда звонили из приемной Мэра Москвы. "Вы народное управление - или кто? Почему у Вас бардак в районе! И т.д., и т.п..." Тверских пробить было трудно. Но получилось - спасло, похоже, то, что в управе определитель стоял. А номер телефончика, с которого Алексей названивал был самый, что ни на есть "Московскоправительственный" - на 620 начинался...
Ушел он с работы довольный и веселый. Раз "по профилю" занятий не нашлось - хоть поразвлекался.

Через два дня телефон опять зазвонил. зазвонил на этот раз немного придушенным шепотком - Леха убавил звук на минимум.
-Да, слушаю Вас!
-Ой, Коленька, Николай Иванович, миленький, спасибо Вам огромное, даже и не знаю... - в трубке разжались сдавленные старческие рыдания. Глотая слезы, бабулька продолжила:
-Я столько обзвонила, столько обходила, почти год добивалась. А Вы за три дня все сделали! Спасибо Вам большое! Приходите ко мне в любое время, соседке скажу - она тортик купит. Или, если покрепче, коньячку... У меня есть, хороший, муж с войны привез. так до сих пор и не открыли. Вот и откроем...-Слезы, казалось, текли прямо из трубки на пол,- Мне все позвонили, извинялись так, всё решили, спасибо Вам, Коленька, огромное. Вот, сейчас немножко получше будет - схожу в церковь свечку поставлю и молебен закажу "за здравие"... А вы заходите - у меня ж никого не осталась, одна в четырех стенах сижу...

Лешка молча положил трубку обратно на телефон.
Сел в кресло, открыл "сапера".
Молча просидел оставшиеся 4 часа рабочего времени, тупо глядя в экран, который временами шел мутными волнами, оставлявшими на его светлой рубашке темные пятна.

"Пицца, миксер... Винегрет!"
"Пускай ищет Николая Ивановича, директора пенсионного фонда. Пускай заказывает ему в храме молебны. Пускай. Я посмеялся над ней, и все что сделал потом - для меня это поначалу была игра."
"Слишком поздно понял - нельзя играть с такими серьезными вещами."
"Для себя бы так не смог. Обидно, что больше ни для кого не смогу."
"Хоть одним счастливым человеком на свете стало лучше"


Будете а Щербинском кладбище - пройдите по аллее 21А. Где-то справа, около леса будет небольшое коричневое гранитное надгробие:

"Заслуженному работнику Радио и Телевидения СССР"
..... 1920-2006

Найдете, там одно такое....