Спортсмены: свиноферма

Все мы в детстве немножко занимались спортом. Кто-то играл в дворовый футбол консервной банкой, кто-то катался с родителями по выходным на лыжах, кому-то не давали покоя лавры Каспарова и Фишера. Мне попадались даже индивидуумы, которые любили уроки физкультуры и искренне радовались, когда их сдваивали или назначали вместо математики или литературы по причине болезни учителя.
И только немногие из нас начинали и продолжали заниматься спортом серьезно. А немногие из немногих находили силы и возможность истязать себя и во взрослой жизни, сделав увлечение спортом профессией.
Каюсь, чуть было не пошел по последнему пути. И, кстати, до сих пор сильно об этом жалею, несмотря на то, что к 18 годам стал гипертоником, заработал сильную аритмию, хроническую астму и бесчисленное количество вывихов и растяжений. Собственно, история не об этом, а о тех забавных и иногда весьма поучительных случаях, которые происходили на протяжении десяти лет моих занятий спортом, а потом и тренерства в одной маленькой, но очень гордой ДЮСШ.

В далеком 199х году нашей ДЮСШ выделили денег на отправку пяти самых выдающихся спортсменов на ЧР по биатлону среди школьников, проходившем в Перми. Первый тренировочный день был прикаточным и пристрелочным, потому, отстреляв с десяток обойм и внимательно изучив схему трасс отправились на разведку. Не, ну в горку, ехать конечно тяжело, однако эта тяжесть с лихвой компенсируется ощущениями от последующего спуска. Надо сказать, что саамы короткий спуск там был метров шестьсот. И на каждом спуске довольно большое количество поворотов.
Забравшись на очередную петлю и начав движение под горку дружной колонной с интервалами метров в пятнадцать покатились. Красота! Спуск проходил по дну овражка, петляющего вправо влево и сопровождался неплохим набором скорости. Таким, что к моменту выходя из очередного поворота перед моим взором внезапно предстала буро-зеленая субстанция, залившая с одного из склонов все дно. Резко тормозить означало только одно – свалку из сзади едущих, причем преимущественно на мне. И получать по голове и по телу палками, лыжами и винтовка как-то не очень хотелось. Поэтому с диким воплем «Тормози!» и с полузажмуреными глазами я гордо понесся на штурм препятствия.
Представив, сколько сейчас будет брызг и гадая, во что я сейчас вляпаюсь вылетел на эту субстанцию. Однако она оказалась твердой и гладкой, словно лед, а посему, не прекращая движения, я просто въехал в стену оврага. Остальные мои спутники сделали тоже самое, застыв в самых невероятных позах. И только самый последний успел остановиться прямо перед пятном и палкой тыкал субстанцию, пытаясь понять, что это такое.
Что это такое, нам рассказали позднее. Оказалось, что на верху склона оврага есть свиноферма, у которой в очередной раз прорвало фекальный сток. И этот сток буквально за два дня и залил дно оврага. Морозы около 30 градусов сделали свое дело, посему трасса в этом месте превратилась в каток из весьма своеобразного льда, который не брала даже фреза ратрака. А снеговая пушка на ратраке не работала уже неделю и засыпать замерзшие какашки было нечем.
Вот таким было мое первое знакомство с этим удивительным по красоте крае. До сих пор, вспоминая эту поездку, ощущаю незабываемый пихтовый аромат, смешанный с изрядной вонью свинарника.