90-е

Вторая половина девяностых годов прошлого века… Самый, так сказать, рассвет бандитов, «крыш» и прочих понятий. Я, тогда ещё совсем молодой, вернувшись из пионерского лагеря, о котором писал ранее, решил устроиться таки на работу по специальности. Поиски работы не заняли много времени. Устроился я работать в один из многочисленных автосервисов, автослесарем. Увы, сервисов и магазинов запчастей становилось всё больше и больше, и заработки были уже не те, по сравнению с началом 90х. На запчастях уже не побарыжишь, да и очередь из клиентов изрядно поредела… Тем не менее, зарабатывать хотелось больше. Я быстренько просёк, что работать выгодней с иномарками. На наших ТАЗиках и АЗЛыКах много не заработаешь, с Волгами канители много…
Другое дело иномарки! Расценки на работы «с потолка», так, что бы никого не обидеть. Нет, конечно, в книжки типа «Евротакса» заглядывали, но больше для видимости, для клиента. Главное, что бы не больше чем у конкурентов, и не меньше «критического минимума», так сказать. Гайки, они хоть и импортные, но те же гайки. Литературой хозяин сервиса обещал снабжать любой. Почему бы и нет, если платят?...

И вот, в один прекрасный апрельский денёк, заехала к нам 7ка БМВ. «Классная тачка» - подумалось мне тогда. Вот бы на такой прожечь «на всю дурь»…

Как не странно, но именно на этой машине я и прокатился «на всю дурь». Правда, в багажнике…

Если кратенько, то всё было просто. Я эту машину диагностировал, я её ремонтировал. Я и накосячил. Не то, что бы сильно, но накосячил, признаю. Естественно, исправлять пришлось тоже мне, за свой счёт. Вполне справедливо. Этим бы всё и кончилось, если бы не водитель БМВ. «Сам», то есть хозяин машины, уже и забыл об инциденте, но водитель захотел с меня компенсации. За, входящий тогда в моду, моральный ущерб. Прикрываясь именем «самого» водила запросил с меня денег. Некую не малую сумму в зелёных президентах. Естественно, был послан далеко и надолго. Слово за слово… Уехал водитель с фонарём под глазом и вывихнутым плечом. Оставив мне на память неплохой нож.

Вечером того же дня, он вернулся с группой поддержки. Тут уж моих способностей в рукопашном бое не хватило. Да и с «подареным» ножиком на пистолет… Как то не очень… Под стволом пистолета, я был помешён в багажник и мы поехали. Сначала жгли «на всю дурь», потом начались колдобины и скорость снизилась. Потом и остановились. Багажник открылся.

Лесная полянка. «Группа поддержки» разводила костёр. Из багажника приехавшего следом «Гелика», выгружались пакеты с едой и выпивкой. Меня, с наручниками на руках, охранял всё тот же водила. Братки решили «бухнуть и похавать», а потом уж и со мной заняться.

Не буду описывать все подробности, скажу лишь, что мне удалось сбежать. Целыми и, не считая пары синяков, полученных ещё перед дорогой, в сервисе, невредимым. Не обошлось конечно без маленького кровопролития, но кровь лились не моя. Да и количество её было не значительно. Для жизни не опасно.

Утром следующего дня пришлось отправлять родителей с собакой на дачу к тётке на всё лето, а молодую и беременную жену – на родину, в нижегородскую область. Сам же я, поселился у друга. Он снимал квартиру, недалеко от Поклонной горы. Стал вопрос заработка. Надо было как то зарабатывать деньги.

Выход нашёлся просто. Друг пристроил меня работать в салон красоты. Массажистом. Мне отмыли и отпарили руки от грязи сервиса, обработали ногти, какими то кремами упорно мазали кожу. В итоге, после двух недель стажировки и даже сдачи зачёта, я был уже не слабым массажистом. С чистенькими ручёнками и нежной кожей. ))))

Не знаю, как сейчас, тогда массажем зарабатывались неплохие деньги. Больше чем в сервисе. Но… Занятие это нравилось мне всё меньше. Модели, с точёным фигурами и голливудскими улыбками к нам заглядывали редко. В основном, ко мне на массажный стол попадали дамы за 40, страдающие лишним весом и целлюлитом. Искать и массировать в этом сале остатки мышц мне не нравилось абсолютно. Иной раз так и хотелось, как в армии на РБ, зарядить кулаком в это сало, с доворотом корпуса… Что, собственно, я иногда и делал, заменяя массажные приёмы.))) Не в полную силу конечно. Тушка ничего не видит, разницы не чувствует, а мне хоть какое то удовольствие. )))))
Частенько, «красавицы» пациентки, весом больше меня, с намассажированым салом, причёской, обработанными и покрашенными ногтями на всех конечностях, депиллированными волосами и пр., приглашали посетить их после работы. «Чайку попить». Денег предлагали. Увы, подобные предложения, кроме приступов тошноты никаких других чувств у меня не вызывали. Я культурно отказывался… А ингода и не культурно. Меня журили начальники, но всё этим и кончалось.
Это продолжалось с месяц. Денег хватало на всё с избытком. Выходных у меня практически не было, да и «светиться» мне было нежелательно. Дом-работа и обратно. В процессе работы я настолько накачал мышцы рук и кистей, что мог свободно гнуть пальцами гвозди. Что и делал «на бис», шокируя клиенток-пациенток и зарабатывая лишнюю денежку чаевых.
И вот, шёл я как то вечером, после работы домой. Рядом со мной, свистнув покрышками, остановился Джип. Гранд Чероки. Наглухо тонированный, с огромным «кенгурином» и «туманками» на нём. Среди моих знакомых не у кого такой машины не было. «Значит и здесь нашли!»- подумалось мне тогда. Можно было конечно и сбежать, в ближайший двор, а там огородами, огородами… Но, бежать как то было не солидно, да и нужно было уже как то решать проблему: Сколько можно бегать?
Открылась водительская дверь и, к моему облегчению, из машины вышел «браток» (имя не буду приводить, по понятным причинам), мой давешний сервисный клиент. В разговоре выяснилось, что Джип ему «подарил» какой то барыга, а 140го Мерина, которого я ему ремонтировал, он продал. «Что я как лох, на 3,2 моторе ездить буду?».
Про все мои приключения «браток» знал. Сказал, что вопрос давно решён и мне ничего не угрожает. Даже хозяину сервиса досталось, за то, что не прикрыл своего сотрудника, а молча сдал отморозкам. Мы взяли по паре «йогуртов» (помните, была тогда водка в пластиковых чашечках), закусить, и пошли в ближайший сквер. По мере уничтожения «йогурта», разговор становился всё душевней. Выяснилось, что «браток» увидел меня случайно, и до последнего момента сомневался, я ли это. Потом я рассказал, где и чем занимаюсь. Мы оба поржали от души над моей нынешней «профессией». И тут «браток» предложил: « А давай к нам! Знаю, что в бригаду не пойдёшь, предлагали уже. Нам механик нужен. Мы тут с пацанами благотворительный фонд замутили. Под эту дудку дела делаем. Там три грузовика есть, водилы делать ничего не хотят. Над ними старший нужен. Пацаны наши ничего в железках не понимают, а водилы им по ушам ездют. Уж и наказать хотели, водил то, да где других взять?».
В тот момент я даже раздумывать не стал. Согласился тут же. И от «сала» избавлюсь наконец, и домой жить можно вернуться, да и деньги не плохие обещали. И что мне терять то было? Железо - оно везде одинаковое. Работай себе и вопросов не задавай.

Уже через два дня я жил в дома, и вышел на новое место работы. Мой «протеже» заехал за мной домой. Мы поехали «пацанам представляться».

Ближнее подмосковье. Бывший государственный заводик. Глухой забор, охрана. Неказистый внешне домик - «контора». У конторы стояли все достижения тогдашнего мирового автопрома: Мерины-купе в 140м кузове, пара БМВ, Линкольн и пр. Наш Гранд, на фоне всей этой роскоши, выглядел бедновато.
Внутри «контора» выглядела значительно солидней. Евроремонт, новая дорогая мебель. На входе охранник, и сексапильная сектретарша… Мой «протеже», указав на меня глазами, бросил охраннику «это со мной», спросил секретаршу: «у себя». Та утвердительно хлопнула длинными ресницами. Без стука, мы вошли в кабинет. Застали всех «благотворителей» разом. Если их всех и меня, не маленького надо сказать, поставить в строй, как в армии, по росту, то я, был бы наверное вторым или третьим… От конца строя.)))) Бычьи шеи, якорные золотые цепи на них. Печатки на пальцах, таких размеров, что секретарше на входе, некоторые из них налезли бы на щиколотку…. В воздухе запах дорогих сигарет и дорогущего алкоголя. Короче: пацаны, здорова, принимай новенького, лоховатенького ( это про я про себя))))))

«Протеже» представил меня старшему. После коротенькой беседы, без моего участи, я был выпровожен вон, ожидать, пока «мы тут с пацанами за дела перетрём, а потом и с тобой отдельно побалакаем». Я вышел. По селектору, у секретарши прозвучало: « Танюх, угости паренька, чем захочет».
Бросив на меня испепеляющий взгляд, отложив в сторону пилку для ногтей и соблаговолив таки оторвать попку от кресла, секретарша провела меня к нише в стене. Там оказалась барная стоечка с кучей всевозможных напитков, большую часть которых я видел только на картинке, или не видел вообще. « Сам выберешь, чего хочешь. Здесь кофе-машина…» - бросила секретарша и «повиляла» бёдрами в сторону кресла, высоко задрав нос. Зная, что разговор мне только предстоит, я налил себе кофе и, прихватив пару печенюшек из вазы, стал подбираться поближе к секретарше. Увы… Американский Форт Нокс, оказался значительно доступней, чем секретарша по имени Татьяна.

Моя очередная попытка «штурма» была прервана. «Благотворители» повалили из кабина СтаршОго. Был приглашён я. Разговор получился коротким. Надо что бы все машины ездили, лишних вопросов не задавать. Денег на запчасти и топливо будешь брать у Толика. Ему же отчёт по расходам и все прочие вопросы. Был озвучен мой оклад (очень даже не хилый) и обещаны премии за переработки… Всё. Приступай. Неделя сроку, что бы весь парк был исправен и готов на выезд в любое время. Вопросы с водителя решай сам, как хочешь. Столовка бесплатно в любое время и в любом количестве. Валяй!

Я и «повалил». За углом «конторы», я нашёл отдельную дверку в пенаты Толика. Пожилой мужичёк в очках. Надо сказать, что Толик мог решить любой вопрос. Начиная с добычи дефицитных запчастей и заканчивая выправлением необходимых документов на машины. Для примера: санитарные паспорта на все три машины были сделана за день, утраченное свидетельство о регистрации на ЗиЛ, гаишник лично, с мигалками, привёз через три часа после моего запроса Толику…
Толик провёл меня в моё новое хозяйство. Небольшой ангар на две машины. С ямами для ремонта. В комнатке валялись в куче разные запасные части от грузовиков, разнокалиберный инструмент, ворох тряпок. В углу, аккуратненько накрытый плёнкой, пылился новенький «Керхер».
Перед ангаром стояли и мои подопечные: Газон-фургон, тентованый ЗиЛ-130 и тентованый же КАМАЗ. Водители перечисленных транспортных средств обнаружены не были. Толик, покашляв в кулак, и сказав что то ругательное на иврите, удалился, пообещав, что водители придут. Ты подожди.
Машины были заперты, в ангаре мне тоже было нечего делать. Я отправился в столовую. В столовой меня встретила повариха. тётя Маша. Я представился, рассказал, что пришёл искать водителей… В ответ, тётя Маша вручила мне огромную тарелку, «с горкой», наполненную гречневой кашей с мясом. « Покушай пока. Мальчики должны хорошо питаться. А водил, этих алкашей, я сама найду». Забегая вперёд, скажу, что мальчиками, тётя Маша называла всех лиц мужского пола. В том числе и «благотворителей». Смешно было наблюдать, как амбал 2Х2, с бычьей шеей и в золоте, опустив глаза и оттопырив нижнюю губу, держа в ладонях пустую тарелку, стоит перед маленькой тётей Машей и заунывно гнусавит: «Тёть Мааааш, а дай мне ещё мяяяяса…»

Так вот. Уплетя с удовольствием гречку с мясом, а потом выпив литра полтора чая с вкуснейшими плюшками, а потом кое как отказавшись от «маленького кусочка» тортика, размером с мою голову, я таки вылез из за стола и вышел на улицу. Где, со слов тёти Маши, меня ждали «паразиты-водители».
Действительно, ждали. Трое. По возрасту все за 40… И все в наколках. Да и манера разговора выдавала во всех троих бывших «сидельцев». Вчетвером мы прошли к машинам. Слушая рассказы моих «расписных» коллег, я тихо офигевал. В какой же бардак занесла меня судьба! Газон не заводился вообще, Зил ездил изредка, но очень плохо и жрал бензин в неимоверных количествах. КАМАЗ тоже ездил. Но плохо, и тормозил только одним колесом из 6-ти. На мои предложения попробовать что либо починить, все трое ответили снисходительной улыбкой и фразой: « Нам не положено. Ты механик, ты и парься…». От предложения разобраться в комнате с запчастями все трое тоже отказались, а на мою более настойчивую просьбу, «загнули пальцы», со словами, что пока они зону топтали, я ещё под стол пешком ходил, и нефиг тут командовать, а то всяко в жизни случается: можно и поскользнуться ненароком, да на арматурину головой упасть.
Что ж, делать нечего. Из разговора, помимо арматурины, я понял, что раньше гаражом командовал Толик, и на него, «жидёнка недорезанного» тоже «клали с пробором».
Делать нечего. Я пошёл к Толику. Увидев меня, Толик погрустнел. Потихоньку-полегоньку, мне удалось его разговорить. Оказалось, что действительно, до сегодняшнего дня гаражом командовал Толик, что СтаршОй ничего и слушать не хотел про раздолбаев - водителей. И что Толику, для того, что бы машины хоть как то выезжали, приходилось водителей заинтересовывать. Финансово. Но, с каждым разом сумма росла, а «откуда столько денег у бедного еврея?». «Если бы ни Ви, юноша, они бы меня точно зарезали бы где нибудь, или СтаршОй со мной что либо сделал бы, он же таки не разбирается особо, когда нерЬвничает» - печально вещал Толик опустив глаза.

Так, за разговорами, наступил вечер. Пора было идти домой. А ведь за день, я не сделал, считай, ничего.

Утром следующего дня, метров за 100 до ворот фонда, меня подвозил Толик. «Бедный еврей» ездил на работу на годовалом БМВ пятой серии. Въехав на территорию, Толик повёл меня к столовой. «На завтрак». В столовой сидели почти все «благотворители». Оказывается, завтрак на работе был доброй традицией, и пренебрежение которой считалось дурным тоном. После очень обильного завтрака двух литров чая с плюшками, воспользовавшись замешательством хлебосольной тёти Маши, я таки вырвался из за стола и, с трудом таща потяжелевший живот, рванулся к выходу. Где столкнулся со СтаршИм.
- Ну как? – спросил он. – Осваиваешься?
- Да, почти. – ответил я неуверенно. – Только вот… С водилами проблемы…
- Я же тебе сказал, делай что хочешь. Главное что бы машины ездили.
- Так это… А можно я их выгоню к чёртовой матери? – выпалил я. И засомневался…
- Делай, что хочешь – сказал СтаршОй. Через секунду, он, забыв о разговоре, принимал из рук тёти Маши понос, уставленный тарелками…
Поняв, что мне дана полная свобода действий, я, к этим самым действиям и приступил. Уже к обеду двое из трёх водил были свободны, как ветер в поле, третий, клятвенно пообещавший «прекратить бузу», старательно отвинчивал сгоревший стартер на Газоне. К концу рабочего дня, Газон и ЗиЛ были на ходу. С Камазом пришлось поковыряться, но к концу недели он тоже поехал. Все 7 его тормозных контуров были исправны. Все его 6 колёс тормозили.
СтаршОй не забыл нашего разговора. Ровно через неделю пришёл лично проверить исправность парка. Внимательно выслушав мой отчёт, и не поняв из него не хрена, кроме того, что все машины на выезд готовы, и что КАМАЗ, с отрегулированным топливным насосом, едет так, как никогда не ездил, СтаршОй остался очень доволен. Он лично совершил коротенький тест-драйв КАМАЗа, посмотрел на следы от тормозов на земле. «Ништяк» - сказал он. «Подойдёшь к Толику, скажи, что бы тебе премию выдал».
Из ангара мы вышли одновременно. СтаршОй по своим делам, а я к Толику. За премией. Толика я застал с грустным лицом. Надо сказать, что грустным оно у него было всегда, в силу национального менталитета, наверное. Но в этот раз оно было грустным особенно. Нет, Толик не оплакивал жертв геноцида своих соплеменников. Толик оплакивал свой костюм. Утром я отправил его на автобазу, что бы ТНВД на Камаз отрегулировать отдал. Он отдал. А когда ему его возвращали, то остатки соляры вытекли на костюм, оставив жирные пятна и запах. «Бедный еврей» чуть ли не плакал: « И как, скажите мне, юноша, я поеду домой с таким запахом? Меня же жена из дома вИгонит. Я пахну, как бендюжник из одесского порта?». Моё предложение съездить и купить новый костюм впечатления на него не произвело. А упоминание команды СтаршОго выдать мне премию, тут же поставило мысли Толика в деловое русло.
- И сколько Вам приказали вИдать? – печаль как рукой сняло с его лица. Голос, из страдальческого, стал деловым.
- Триста. – ответил я. Ни чуть не задумываясь. Старшой же не уточнял сумму. А триста рублей по мне было бы в самый раз.
Шепча себе под нос что то на иврите, нарыв на огромной связке ключ от сейфа, Толик, послюнявил пальцы, и тщательно пересчитав раза три, причём так, что бы я не видел, выдал мне шесть бумажек по 50… Долларов.
Я тоже не стал вдаваться в дебри мировых валют и их курсов, забрал бумажки и пошёл домой. День прошёл удачно.

Работа мне нравилась. Машины были относительно свежими, ломались редко. Запчасти привозил Толик. Отчёты по ГСМ, я конечно писал, но Толик всё равно их не читал. Он аккуратненько подшивал их в папочку и этим всё и кончалось. Я сам ездил на ЗиЛе и Газоне, по Москве и Московской области. Со СтаршИм решили, что поездить я могу и сам, а оклады выгнанных водителей накинули нам с оставшимся водителем. Оставшийся же водила ездил на Камазе. В основном на дальнобой. Возили мы продукты и одежду. И то другое расходилось потом по детским домам, интернатам и по зонам. СтаршОй сам был детдомовским, и видимо, детство своё не забывал. Ну, а «грев» пацанам на зонах – это понятно.

Теперь чисто шофёрские воспоминания.

ГАЗон.

Есть в Москве засадное место. Съезд с Садового кольца на Яузу. Получается, что уходя с Садового, направо, на Яузу, приходится пересекать параллельную дорожку, где едут с Николоямской. Им там висит знак «уступи дорогу», но его видят не всегда.
Проезжая там на легковой машине, я всегда выворачивал голову, и через стекло задней правой двери, контролировал ситуацию. Увы, на ГАЗоне задней двери нет. Я, обычно притормаживал, считал до трёх и ехал. Так поступил и в тот раз. Где то на середине пути, я услышал свист тормозов и почувствовал удар. Остановился. Свеженький «Вольво», с помятой мордой, орошал антифризом асфальт перед собой. Мой ГАЗон отделался помятым брызговиком. Удар пришёлся аккурат в заднее колесо. Из «Вольво» вылез помятый «браток». Я выслушал страшную историю о продаже моей квартиры, о вечном рабстве и т.д.

Развязка наступила после того, как вытащив свой первый сотовый телефон – огроменную «Мотороллу», я позвонил СтрашОму, и, рассказав всё как есть, передал трубку потенциальному владельцу моей квартиры. Уж не знаю, что там говорилось, но «браток», извинился, вернул мне трубку, сел в свой побитый «вольво», и уехал…
Что мне оставалось делать? Я тоже уехал…

Второй раз с ГАЗоном я отличился уже на набережной. В сторону центра. Я сильно засиделся в столовой за завтраком, а машина должна была быть подана точно в срок. Я опаздывал. Надо сказать, что ГАЗон, с оключённым ограничителем оборотов, накрученным карбюратором (расход топлива то пОбоку), если не гружёный, ехал очень даже неплохо. Под капотом то V8!)))) Трогаемся со второй, и под завывания мотора, погнали!
Вот я и гнал. На участке, перед Электрозаводским мостом, стрелка спидометра перевалила за 100. Как на зло, сие действо было замечено бдительным гаишником. Видимо он явно не ожидал такой прыти от шедевра горьковского автозавода. Естественно, страж дорожного правопорядка попытался такую наглость пресечь!
Не тут то было! Попробуйте остановить с такой скорости даже не гружёный ГАЗон. Не выжимая сцепления, жму на тормоз, рулём пытаюсь удержать машину в полосе. Раздаётся удар сзади, потом звон, машину бросает вправо. Педаль тормоза проваливается. Рву «ручник», выжимаю сцепление, глушу мотор, бросаю сцепление – толку никакого… Торможу колёсами об бордюр. Наконец останавливаюсь. Метров через 250 от гаишника…
Я заглушил мотор и пошёл осматривать повреждения. Мляя… - только и вырвалось у меня. Срезало болты карданного вала, те что на фланце моста, срезало болты промежуточного опорного подшипника. Видимо отлетающим валом долбануло по раме, начисто снесло вакуумник с тормозным цилиндром под кабиной, с мясом выдран кусок проводки на задние фонари, тормозные трубки, поперечина рамы… Кардан, виновник торжества , валялся на дороге…..
С мигалками и сиреной приехал гаишник, который застал меня «чешущим репу». И получился у нас такой содержательный диалог:
- Нарушаем, товарищ водитель. Ваши документы.
- Чего нарушаем то? – спросил я.
- Как чего, скоростной режим. Так летите, что остановиться не смогли по требованию сотрудника ГАИ. Ваши документы.
- Какой скоростной режим, какие документы? Не видишь командир, кардана нет. Куда я без кардана то? Я с места не тронусь. Хочешь, сам попробуй… - выпалил я, протягивая вместо документов ключи от машины.
Толи от такой наглости, толи от осознания того, что что-то в самом деле не так, гаишник впал в 30-ти секундный ступор. От движения мыслей, фуражка на его голове зашевелилась… Он поочерёдно переводил взгляд с изуродованного кардана, валяющегося на дороге, на меня, потом на лужу тормозной жидкости под машиной, потом снова на кардан…
- Так… А кого же я тогда… А радар… А…
- Какой радар? Где? Я тут уже час кукую. Тормозов нет, куда я поеду? – продолжал напирать я. – Да я тут чуть сам не убился нафиг, а ты мне скоростной режим…
Не знаю, толи гаишник оказался не опытным, толи мой напор на него так подействовал, но, пожелав счастливого пути, гаишник отстал.
Ага – пробурчал я ему в след. – Счастливей не бывает…

Естественно, ту ездку я провалил. Приехал Толик, остался охранять ГАЗона, а я, на его БМВ, вернулся в гараж за ЗиЛом. Съездил куда положено, а вечером, забрал матерящегося, уже не на иврите, Толика вместе с ГАЗоном, на жёсткой сцепке.



ЗиЛ

Уж не знаю, где Толик надыбал сей агрегат (а Толик рассказывать отказался), но был этот агрегат не простым. Неизвестный умелец воткнул в него мотор от военного УРАЛа. Зил 375, кажется. Моторчик был побольше объёмом, со всеми вытекающими. Тянул как зверь, но и жрал бензин при этом!!! Как я с ним не колдовал, меньше 50 литров 92го бензина на 100 км пробега не получалось. Хотя, если полегче «педалировать»… Но такая мысль меня тогда не посетила. В итоге я махнул рукой: Пускай так и будет. Главное, что прёт хорошо, а расход… Один чёрт, никто на него не смотрит.
А «пёр» мотор действительно здОрово. Трогаемся с третьей передачи, втыкаем пятую и, как с АКПП, едем дальше. 5 тонн груза особой роли не играли. Только тормозить труднее…
И вот, однажды, отправили меня с очередной партией «грева», в Нижегородскую область. Экспедитора дали – одного из «благотворителей».
Ехали мы себе и ехали, мой «экспедитор» уже стал засыпать. Вдруг, в славном городе Лакинске, нас резанула тонированная «в ноль» девятка. Или восьмёрка. Не помню уже. Да и не важно.
Тормозить мне тогда пришлось «в дым». Засыпающий «экспедитор» душевно шмякнулся лбом об металл «торпедо». Не буду передавать весь поток его выражений. Отсеивая нецензурные слова, можно было понять примерно следующее: «Догоняй их, представителей сексменьшинства, сейчас мы их так любить будем, в такие долги вгоним, рогатых животных с неприятным запахом, что они у нас попадают все, собаки женского пола. Совсем ухи объелись, развратные женщины…» Вот, как то примерно так.
Я надавил на педаль газа. Зил, с отключенным ограничителем оборотов, и всего то с двумя тоннами в кузове, ревя мотором, резво рванулся вперёд. Экипаж девятки, увидев, в зеркале приближающуюся приподнявшуюся морду ЗиЛа, добавил газу. Я тоже добавил. Они ещё добавили… Естественно, как бы хорошо ЗиЛ не ехал, «зубилка» уехала от нас без особых усилий. Километров через 25 мы остановились. Сбегать в лес, покушать, покурить. Переднее колесо скатилось в небольшую ямку на обочине. Выезжая из ямки, Зил заглох. Завелись снова. Я добавил побольше газу… Раздался глухой металлический лязг, мотор взревел, но ехать ЗиЛ отказался. Диагноз был неутешительным: оборвало полуось. Дали себя знать мощный мотор и наши гонки. Делать нечего. Полуоси нет. А если бы и была, как вытаскивать обломок?
Стали «голосовать». Видя наши «добрые» физиономии, останавливаться никто не хотел. И вдруг, со встречной полосы к нам подкатил «Патруль», тот который Ниссан. Вышли трое. Куда едем? Что везём? А поделиться? А плата за проезд? В общем, стандартный набор вопрос и угроз. Типа – не поделитесь, тут и останитесь, навечно… Пришлось полностью раскрывать карты: что везём, куда, от кого. Как оказалось не зря. Уже через три часа мы парились в сауне славного города Владимира. ЗиЛ был отбуксирован туда же. «Баня, хавчик, бухло, девочки» - стандартный набор, в общем то, в «подарок от владимирских». Я сначала пытался отнекиваться, типа мне ехать… Но, чтобы «не огорчать местных пацанов»… Уехали мы из Владимира только на третий день. ЗиЛ нам отремонтировали, в кузове прибавилось коробок «от владимирской братвы».



Камаз .

Вот уж поистине верна поговорка: «Татары сделали Камазы…». Кто в теме, продолжение знает. Там нецензурно дальше. Эта машина никогда не была полностью исправной. Что то, где то было всегда не так. Правда я на нём почти и не ездил. А водила, по мере сил, устранял неисправности, но они возникали вновь. Не критичные, машина всегда была на ходу, но ВСЕГДА ей чего то не хватало. Я всего один раз ездил на нём дальнобой. В город Стародуб Брянской области. Опять же «грев» возили. Полкузова отгрузили. А на обратном пути съезжая километров 250 в сторону, заехали в детский дом. Для инвалидов детства. Уж насколько я не считаю себя сентиментальным, но что я там увидел… Зацепило даже меня. Не приведи, как говорится, Господи… После той поездки, я сильней СтаршОго зауважал. Да и прочих «благотворителей». Пускай деньги их и грязными были. Но шли они подчас на очень даже благое дело…


Закончилось всё очень быстро. Октябрьским днём, на ГАЗоне, я вернулся в контору. Ворота мне открыл человек в маске и с автоматом. Нифига себе – подумал я тогда. – СтаршОй, наверное, охрану усилил…
Стоило мне заехать на территорию, как ворота закрылись, меня за шиворот выволокли из кабины, не забыв при этом приложить прикладом автомата по рёбрам. И уложили на землю. Для пущего моего комфорта пару раз зарядили ботинком в бок. Конечно, валяться под дождем на голой земле, октябрьским днём не очень… Но когда в гостях у вас «маски-шоу»… Я решил потерпеть… Это был последний день существования фонда.


Имена изменены автором. Все совпадения – случайны. Это так, на всякий, пожарный, случай))))))))