«Знаю я, есть края - походи, поищи-ка, попробуй.»

Обожаю эту песню Горыныча. Может для кого-то – это про «потусторонний мир», а мне почему-то всегда в этой песне виделась тяга к чему-то прекрасному, далекому и недостижимому, которое на самом деле совсем рядом, надо только внимательнее посмотреть. А теперь еще и знаю, о каких именно местах там говорится:

«Там такая земля, там такая трава,
А лесов как в местах тех нигде, брат, в помине и нет.»

Чистая правда. Это про них – про Соловки. Наверное, больше нет таких мест. Суровых, одновременно диких и обжитых, но невероятно притягательных. Западающих в душу сразу и надолго.

«Там в озерах вода, будто божья роса,
Там искрятся алмазами звезды и падают в горы.
Я б уехал туда, только где мне достать бы билет.»

Собственно попали мы туда совершенно случайно. Я планировала шикарный автомаршрут через Вологду на Онегу, Ладогу, потом Тихвин, Новгород. Но, увы. Сперва отпала одна компания, потом другая.… А отпуск-то уже запланирован, переносить не получается. И, ползая по инету, случайно наткнулась на туры на Соловецкие острова. А почему бы нет? Буквально за день все было решено и заказано. Итак, Леха, я и Дениска отправились в путь.

«А билету цена - медный грош да простая копейка,
Но его не найти, но его не купить,
Билетершу в окошке об этом проси, не проси.
Мне один пассажир говорил, будто ехал туда,
Но была кем-то сломана стрелка,
А другой рассказал о каком-то случайном такси.»

Тур был из Питера, так что для начала надо было добраться до города на Неве. Потом поездом до Кеми («Йа,Йа! Кемска волость!» (с) ) и дальше катером до Соловков. Конечно, можно было долететь самолетом из Москвы сразу до Соловков, но мы же не ищем легких путей. К тому же почему-то хотелось именно поплыть туда, через далекое и загадочное Белое море.




Море правда – Белое. Оно совершенно не похоже на другие моря. Я долго не могла понять – что же в нем такого особенного. Но «умная мысля приходит опосля». Не претендую на истину, но на мой взгляд – это море не имеет своего цвета. Черное море – у него характерный сине-зеленый, «цвет морской волны», Балтика – свинцовая с желтизной; Средиземное – за исключением рассвета, яркая синева. А это - оно разное, оно меняется каждую минуту. Оно просто прозрачное. Даже не зеркальное, а прозрачное. И в нем отражается небо и все, что вокруг. Если небо синее – море синее. Если небо в облаках – отражаются облака. Чуть свет под другим углом – море бликует и серебрится.



И, считаю, нам невероятно повезло, что все время, когда мы ходили по морю – оно не штормило. Дожди, да были, от мороси до ливней. А море – гладь, даже волн практически не было, только рябь по воде.



«Я давно разузнал много малых, и средних, и дальних маршрутов
Только все не туда, хоть купе и СВ,
И всегда есть билеты на рейсы в различных портах
Только в этих портах и на станциях нет
У меня никого почему-то
Может быть потому, что все мои в тех прекрасных местах.»

А места действительно прекрасные. Правда, поначалу оценить было трудно, потому что приехали мы туда под жутким ливнем. Быстренько загрузились в пару Газелек и поехали в отель. В общем-то я было готова к довольно спартанским условиям, но отель меня порадовал



Стоят на окраине поселка, практически посреди леса несколько бревенчатых корпусов. Номера небольшие, но достаточно комфортные, все удобства в номере. Отличная столовая-ресторан. Короче, мы были очень приятно удивлены.
После того, как устроились, сразу же первая экскурсия – по Кремлю. Приехали-то мы под дождем, а как идти – дождь кончился, начался туман.
Погода на Соловках – это отдельная песня. За сутки она может смениться несколько раз. Перепады температуры за день – от 8 градусов тепла до 18 и обратно. Ночью легко может быть теплее, чем днем. Да собственно, когда мы были и ночей-то не было: самый длинный день 22 июня – продолжительность 21 час 56 минут. Так что Питер со своими «белыми ночами» нервно курит в сторонке. Вот на Соловках белые ночи – это настоящие белые ночи. Еще бы, 160 км до Полярного круга. Я, наивная, хотела закаты на берегу поснимать, ага! Эх, жаль, что вечером солнце за лес уходило, не видно было, куда оно девается. Казалось, что за горизонт оно не садилось – просто прокатывалось и поднималось опять. По ощущениям, что в 10 вечера, что в час ночи, что в 9 утра – освещение абсолютно одинаковое. Никогда не угадаешь, что будет не то, что завтра, а через пару часов. Но если обращать внимание на погоду, то сидеть в номере придется довольно часто, а мы туда не для того приехали. И у нас было всего пять дней.

 

День первый. «Под небом голубым есть город золотой…»


Небо там не всегда голубое, да и золота особо нет, но первое, что видишь на Соловках – это Кремль. И он действительно впечатляет. Море переменчиво, небо переменчиво, постоянны там только камни. И из этих вечных огромных глыб сложена неприступная, но изящная крепость



Расположение стратегически очень грамотное – на узком перешейке между удобной морской бухтой и озером. Стоит вроде бы в низинке, но с моря, с дальних мест острова его замечательно видно. Хотя это чуть ли не самая крупная северная крепость – не выглядит она массивно. Только когда подходишь ближе, понимаешь из камней какого размера она сложена.



Камни покрыты лишайником, который при разном освещении выглядит тоже по-разному – от желтого до кирпично-красного. Так что каждый день у тебя перед глазами новая картинка.



Огромные глыбы. Подобное только в Греции, в Микенах видела, там тоже «циклопические» размеры. Но Соловецкий Кремль круче. Промежутки между камнями заполнены кирпичом и кирпичом же достроен верх. Ширина стен достигает 5 метров. Невероятная мощь.



Башни выдвинуты за линию стен, так что всех подходы к Кремлю просматривались и простреливались. В башнях еще пушки остались, голландские, 16-й век. Наверное, если найти ядра, то еще и пальнуть можно.



А со стороны высокого холма еще и ров защитный, тоже камнями выложенный



Вообще острова парадоксальные: там все непривычно и обманчиво. Взять ту же температуру – на вершине горы обычно теплее, чем внизу. Северные берега островов покрыты тайгой, а на южных практически тундра. Так и Кремль – вроде высокие мощные стены



а с моря их и не замечаешь – только купола церквей и макушки башен



Колокольня реставрируется, поэтому колокола пока внизу, ждут постоянного места, а переходы хорошо сохранились



Да и сами храмы – снаружи они не выглядят какими-то особо большими



Но внутри… Огромная трапезная палата – по размеру лишь немного уступает московской Грановитой



Успенская церковь и Спасо-Преображенский собор соединены широкой галерей,



часть которой в 18 веке перестроили и получилась большая крытая паперть



А вот пример, как меняется погода: снимала одну и ту же церковь из окна:
время 17.26, туман



время 17.35, туман усиливается, аж расстроилась, как же дальше ходить будем



время 17.55, вышли из собора на улицу - синее-синее небо. Сперва даже глазам не поверили. И вот так там постоянно



В России монастыри всегда были еще и тюрьмами. Соловецкий тоже, практически с основания и до 1903 году был тюрьмой. И условия там соответствующие – камеры, узкие дворы, закрытые пространства. Один из наиболее известных узников – последний Гетман Украины, прожил в монастыре до 101 года. Даже могила сохранилась. Так что большевики ничего не изобретали, воспользовались тем, что уже было. Только с присущим им энтузиазмом развили и усовершенствовали.
А монахи на Соловках устроились совсем неплохо. Это только первые насельники монастыря сами обустраивались и выживали в суровом северном климате. А потом, позже у монастыря ежегодно было до 400 человек-трудников, которые собственно и благоустраивали острова. Видимо с их помощью и их силами под руководством монахов возводились монастырские стены, прокладывались каналы и дороги, строились многочисленные заводы. Там даже узкоколейка была. Вот только с монастырских времен на островах, кроме бараков для заключенных, больше почти ничего и не строилось и не ремонтировалось. Сейчас в некоторые части острова даже проехать нельзя – настолько разбиты дороги. Обидно. Но сейчас монастырь возрождается, глядишь, и снова все запущенное хозяйство в порядок приведут.

 

День второй. «Мы на лодочке катались...»

Кремль впечатляет, но это не единственное, что есть на Соловецких островах. Природа там уникальная. Острова лежат посреди самого соленого из российских морей, а на них – более 600 пресных озер.



И ведь там нет рек, нет ключей и родников. Все это наследие ледника. Монахи соединили каналами более 70 озер и получилась прекрасная водная дорога. Мы тоже по ней проехались. Леха был в ужасе от того, что грести придется именно ему. Собственно так и получилось. Лодка поначалу виляла, как алкаш по дороге, а потом ничего, пошла вперед, да и достаточно резво. А на каналах рулила девочка-экскурсовод, так что мне погрести не дали, пришлось только фотографировать.



Озера хороши! Есть маленькие, есть большие, круглые и вытянутые. А названия прям говорящие – Щучье, Плотичье, Долгое, Красное, Лебединское. И между ними рукотворные каналы.



В самых широких можно пройти на лодке на двух веслах, в узких гребут только одним, коротким носовым веслом, как в гондоле. Берега каналов тоже обложены камнем, есть остатки деревянных проходов.





Самый большой канал – до 400 метров в длину. Когда подплываешь к створу, сперва приходится заглядывать – нет ли там других лодок и попытаться определить, куда же они плывут. Разойтись там невозможно. Представляю, какое там движение в пик туристского сезона, когда группы туристов на лодках идут с разных сторон озер. Скоро видимо светофор поставят.

По берегам озер – сплошной лес. Деревья прямо на воду опускаются,



В некоторых заводях растут кувшинки, их очень берегут и просят увести лодки в сторону. А вот опять два кадра. Сняты на одном и том же озере с разницей в минуту. Просто впереди – чистое небо,



а сзади ветер еще не разогнал облака. Как говорится, почувствуйте разницу.



По озерам и каналам можно было добраться до отдаленных скитов. Сейчас они большей частью действующие и доступа туда уже нет. Но некоторые посмотреть разрешается. Особенно скит на Секирной горе. Ехали мы туда на самом крутом по местным меркам транспорте



особенно меня умиляла заботливо поставленная скамеечка, которая убиралась в салон, а потом выставлялась на дорогу. А дороги такие, что кроме Пазиков, буханок и козлов там особо ничего не пройдет. Хотя кое-что пройдет, но о нем позже. Сейчас – о ските. До самого скита транспорт не ходит, нельзя, так что все равно приходится подниматься вверх. По пути проходишь мимо бани,



кстати, используемой до сих пор, и дальше вверх к церкви и скиту. В годы лагерей там был самый страшный мужской штрафной изолятор, поэтому чуть в стороне стоит поклонный крест жертвам СЛОНа.



За ним чуть ниже по склону – кладбище. А на вершине горы – скит и церковь.



Судя по солнечным батареям, монахи достижениями цивилизации не брезгуют. А что делать? Электричество на гору не проведено. Зато это единственная в России церковь-маяк.



И такая она с давних времен. Это же самая высокая точка Соловецкого острова – откуда же еще дорогу мореходам указывать? И по сей день в темноте светит. Между прочим, самый крупный маяк на Белом море.



Напротив церкви смотровая площадка. Виды – обалдеть: волны лесов, глади озер и заливы Белого моря вдали.



Даже дальние скиты просматриваются.



Ничего так высота? А на северном склоне Секирной горы – деревянная лестница. Очень крутая.



294 ступени. Говорят, если подниматься по ней – то на каждой ступени отпускается один грех. А мы – спускались. Так что грехи нам не отпустили. Ладно, лишь бы новых не добавили.



Потом поехали еще в один бывший скит – Макарьевскую пустынь. Там был и до сих пор существует ботанический сад. Во времена монастыря там еще были заводики, горячей водой от которых обогревались теплицы. И монахи умудрялись там выращивать дыни и арбузы. Сейчас такие чудеса агротехники уже недоступны. А сад остался.
Лиственничная аллея



Ледник из валунов



Цветочные клумбы. А дома изо всех сил вокруг такого же бадана прыгаю - а на Соловках он вона как растет!



Все равно, вид деревьев непривычен. Вот рябина, например, растет кустом



А куда ей деваться – слой почвы на островах не слишком велик. Так удобнее за землю цепляться. Но хоть высокой выросла. В других частях островов даже это невозможно.

На вершине горы стоит дача архимандрита.



И опять же – чем выше в гору, тем теплее. А рядом и на холме напротив – часовенки



На вершине горы – лавочка. Сядешь, любуешься лесом, озерами, Кремлем. Тишина вокруг. Лепота.



Такое умиротворение наступает. Даже уходить не хочется. А придется.

День третий. Без эпиграфа будет. Нечего подобрать. Потому что аналогов нету.

На третий день была экскурсия на остров Большая Муксалма. Чтобы туда добраться, надо сначала пешочком прогуляться до пристани в Долгой губе.



Как рассказывали, Долгая губа - это уникальное место даже на всем Белом море. Почему-то там у берегов водится то, что обычно живет в глубине – мидии, морские звезды. Как только мы подошли к пристани – сразу кинулись смотреть, звезд выглядывать. Вода чистейшая. Водоросли, мидии, рыбки плавают



И звезды действительно – живут! Лежат такие тушки, шевелятся. Когда вернулись, тоже побежали смотреть. Вдруг это были пластмассовые, для заманивания туристов положенные. Ан нет, уползли. Зато в другом месте нарисовались. На отмелях масса птиц – чайки, утки, гаги,



На проплывающие катерки ноль внимания. Шастают тут всякие, от дел их отвлекают. Море тоже постоянно цвет меняет. То синее, то серебряное. Но вот на горизонте показало то, ради чего мы туда и отправились.



Собственно ничего бы не было, если бы не монастырские порядки. Поскольку на Большом Соловецком острове был монастырь, то женскому полу находиться там было непозволительно. Не, работать – пожалуйста, приезжайте бабоньки, потрудитесь во благо монастыря. А на ночь – фигушки. Извольте удалиться на другой остров. От греха и соблазна так сказать. Нравы у монахов строгие. Настолько строгие, что даже живности женского полу находиться подле стен монастыря не разрешалось. Так что на острове жили только монахи, рабочие волы и мерины. Но даже монахам очень хотелось свеженького молочка, творожку и когда разрешалось – маслица. Да и трудников мясом кормить надо было, иначе они бы ничего толкового не построили. Поэтому всех коров и телей поселили на ближайшем острове – Большая Муксалма. И пролив-то между островами вроде бы небольшой, но уж очень бурный, да еще и с отмелями. А как возить продукты? А как коров туда переправлять? Думали, думали и придумали. Несколько лет собирали по острову камни, копили их на берегу а потом, за одно лето соорудили дамбу между островами.



И неслабую такую дамбу! Высотой до 3 метров, шириной до 6 метров. Извилистая, потому что по отмелям проходит. Заодно они еще и как волнорезы работают – устойчивая получилась. А длиной – 1400 метров. В дамбе оставили проходы для баркасов и лодок.



Правда нынешние кораблики, даже самые маленькие в эти проходы все равно не помещаются. Так что можно представить, на чем раньше по морю наши предки ходили. Вот где героизм! А высаживались мы на дамбу очень просто: кораблик ткнулся носом в проход и все с носа перепрыгивали на берег



Это же еще рулевому надо было как-то кораблик у стены удерживать – течение в проходах очень неслабое



Но народ там привычный. Кораблик ушел к пристани, а мы пошли на остров. И вот опять Соловецкие парадоксы. Вроде южная оконечность острова, а пейзаж… Там это называется «псевдотундра». Кто бывал в тундре, похоже?



Идешь по дороге. Смотришь в одну сторону – слева там такая картина





а справа – совершенно другая



А впереди даже лесок из танцующих деревьев



А еще метров через 100 уже настоящее лесное озеро



На самом же острове – луга. На острове никто не живет, поэтому местные комары очень нам обрадовались.



Вот только скиты и все постройки разрушены и восстановить их уже не удастся. Так и будут стоять, пока не развалятся



А жаль. Ведь судя по размерам – там много народу раньше жило.
Обратно шли на том же кораблике, только облака появились и море выглядело уже по-другому



«Крепче за баранку держись, шофер!»

Вечером было свободное время и мы заранее решили как его провести. Еще в первый день нас поразило вот такое чудо



Кто бы мог подумать, что из жуткого детища тазопрома – минивена «Надежда» - может получиться вполне приличный проходимец. Рядом с этим чудом стояли два обычных Уазика Хантера-козла. Оказывается – это Соловецкое «джип-сафари». На Уазиках можно покататься по острову, а бигфут – это местные Чип и Дейл в одном лице, выезжает вытаскивать засевших козлов. Причем рулит бигфутом очень милая барышня. Вот такого Хантера мы и взяли на вечер. Решили съездить на южный мыс острова – Печак. Уж больно там, говорят, пейзажи интересные. Барышня, увидев Лехины права, прониклась к нам доверием, и честно сказала, что полдороги проехать можно, а когда увидим лужу – то в нее лучше не соваться. «А как мы поймем, в какую именно лужу соваться не стоит?» - попытался уточнить Леха. «Нууу… увидите – поймете»- улыбнулась барышня. И мы поехали. Эх, как же классно козел по камням скачет! Прелесть просто! Но действительно, проехав примерно полдороги, мы увидели её – лужу



Даааа… Козел такую точно не пройдет, тем более что там еще и мост дальше был разрушен. Пришлось оставить машину на пригорке и идти пешком. И по закону подлости после всех луж началась прекрасная твердая дорога, ровнешенькая, даже без камней. Эх, досадно! Ведь природа там действительно очень интересная. На побережье растут только срезанные ветром, как трамплины, можжевельники



Чуть выше – лесочек кривых березок между которыми древние неолитические выкладки камней



Лишайники на камнях то ли как цветы, то ли как шкура рептилий



А потом начинается что-то среднее между тайгой и тундрой. Деревья – как страшные чудища из сказок, скрюченные, искореженные, лишайником облепленные.



В более северной части острова вместо травы вся земля покрыта ягодниками – черника, брусника, морошка, а здесь под ногами мхи нескольких видов – белые, рыжие, сиреневые.



И огромные муравейники.



Можно встретить вот такое чудище



или вот такой прелестный пенек-теремок



И никого. И тишина. Завораживает все это. Но самое шикарное – это табличка в машине



Кстати, еще когда брали машину нас предупредили: встретите инспектора – взяток не давать! Так что видимо все же есть в России инспектор ДПС, не берущий взяток – на Соловках!

А еще каждый вечер мы ходили гулять по побережью. Вроде бы и умотаемся за день, но чуток передохнем – и вперед, невзирая на усталость. Потому что, как увидишь этот берег, так от него и оторваться невозможно. Просто растворяешься в этом спокойствии и гармоничности.



И ведь берег тоже постоянно меняется. Вот практически луга средней полосы



Здесь красные камни и пески – почти как марсианский пейзаж.



А за поворотом уже песок уже белого цвета



Это отлив – следы от волн, выброшенные на берег водоросли.



Кстати, чьи это следы, никто не знает?



«Переговорный камень» - это когда пришли английские корабли и попросили воды. А монахи им фигу показали. Англичане обиделись и начали палить из пушек. Но видно спьяну были, промахнулись



Это не закат, это солнце чуть за тучку зашло.



Это тоже всего лишь облачность, хотя время 22.30





А здесь нас домой прогнал только туман. Время 00.45



Необычно и непривычно.

День четвертый. «Увезу тебя я в тундру...»

На следующий день с утра штормило и лил дождь. И запланированная экскурсия на остров Анзер, к сожалению, сорвалась. Дело в том, что посещение туристами этого острова дозволяется только по вторникам и четвергам. Был как раз четверг, и это означало, что в нынешний приезд на Соловки мы туда уже не доберемся. Вся компания очень расстроилась и пошла обмывать это печальное событие. Но к обеду дождь утих, и мы отправились на Большой Заяцкий остров.

Большой – это по сравнению с Малым Заяцким, а сам островок всего лишь площадью 1.25 кв.км. Но именно там сосредоточено очень много чего интересного. Во первых – каменная гавань.



Первая каменная гавань на всем Белом море. Там пережидали непогоду прежде чем попасть на Соловецкий остров. А потом, во второй приезд Петра I и с его же участием была поставлена церковь, переосвященная в честь Андрея Первозванного. По легенде морской Андреевский флаг впервые тоже был освящен именно в этой церкви.



В годы лагерей в ней был женский штрафной изолятор, от которого до сих пор остались решетки на окнах



А стены те самые, которых касалась рука Петра.



В те времена, прежде чем что-то построить, бревна несколько лет вымачивались в морской воде и только потом из них что-то делалось. Дерево становилось как камень, и сносу ему нет.

Кроме церкви, поварни и гостевого дома, построек на острове больше и нет. Хотя есть еще маленькая сторожка, где летом живет смотритель острова. И смотрит он вот за чем. Дело в том, что этот небольшой остров – кладезь для историков. На нем находится более 10 знаменитых «северных лабиринтов».



Лабиринты – это выложенные определенным рисунком валуны, между которыми оставлены проходы. Они встречаются на всех материках, но наиболее часто на северных побережьях Англии, Норвегии, Швеции, России. На Заяцком острове ходить по ним не разрешается, а на Соловецком, на побережье есть реконструированные лабиринты по которым и можно походить. Если пойти в одну сторону – быстро добираешься до центра, если в другую – долго будешь ходить по кругами, но тоже дойдешь. На Заяцком лабиринты разного диаметра, самый большой – 26 метров, даже в кадр не влезает



Слой почвы на острове – от 3 до 10 см. Так что и растительность там соответствующая, распластанная по земле. Для туристов даже специальные мостки настелили, чтобы не натоптали и тонюсенькую почву не испортили.



Все, что выше камней – срезает ветрами. Везде, где можно укрыться от ветра – там можно немного подрасти



И, конечно, тоже масса выкладок камней. Кто, зачем, для чего наваливал эти камни и выкладывал лабиринты – наука до сих пор теряется в догадках



Некоторые курганчики ученые раскапывали – там части обожженных костей, остатки инструментов, так что это действительно искусственные сооружения. Родной же пейзаж острова вот такой



Волнистая поверхность – это потому, что остров до сих пор поднимается. Где-то на 3 мм в год. Вот такая поверхность и получилась. Так что когда-то лабиринты были на самом берегу моря.



Кресты поставлены недавно, а вот старый не то, что вкопать, установить не смогли. Выложили на земле и он покрылся растительностью



Камни, мхи, ягодники и видимая почти отовсюду маковка церкви – вот такой он, Большой Заяцкий остров. Мы уехали, а смотритель остался.

День пятый, последний. Каменные острова.

Если правильно, то это – архипелаг Кузова. Каменные необитаемые острова между Карельским побережьем и Соловецким архипелагом. Самые высокие точки Белого моря – острова Большой Немецкий кузов – 140 м и Большой Русский Кузов – 123 м. К этим-то островам и мы зашли на пути из Соловков в Кемь.

Еще когда мы самый первый раз шли на кораблике на Соловки, я была удивлена довольно малыми размерами суденышка. Так вот тот – это был еще довольно большой. Странно, но чем больше кораблик – тем медленнее он плывет, скорость порядка 10-12 км/ч. Маленькие шустрее – 15-16. А тот, на котором мы возвращались в Кемь с заходом на Кузова – тот вообще 17-18 шел. Но размером был такой, что вся наша компания даже в каюту не поместилась – части народа пришлось так на палубе и торчать. Впервые, но всю дорогу я проспала: забилась в каюту, Дениска улегся на меня и так мы с ним и задремали. Уже потом пришел Леха и пинками погнал меня с фотоаппаратом наверх. Действительно, было что поснимать:



Из моря торчали каменные плюхи, местами поросшие лесом. Именно местами, потому что основная часть этих островов реально из камня.



Высаживались уже привычно – кораблик ткнулся носом в камни, все перепрыгнули на берег. В последний момент Денька вдруг решил вернуться на баркас. Умница! С ним бы мы не сделали то, что смогли.



Программа тура предполагала «восхождение на Большой Немецкий Кузов – самую высокую точку Белого моря». Кораблик причалил к самому крутому склону, нам было сказано идти вдоль побережья – там будет дорога. Надо обойти остров, чтобы подняться по пологому склону. Мы и пошли: нивапрос, залезем, только нам же никто не сказал, что для нормального подъема и спуска надо не менее 4 часов свободного времени. А у нас, как оказалось, было только 2. Но мы (Леха, я и еще одна барышня), мы же об этом не знали. Остальная часть нашей группы затерялась где-то в елках, а мы пошли вперед.
Нашли побережье – песочек просто шикарный. Там даже другая группа туристов жила с палатками.



Увидели какую-то тропинку в лесу. Как потом оказалось, это незадолго перед нами просто человек прошел, хворост в лесу собирал. А мы-то решили, что это дорога и ломанулись туда. Тропинка, разумеется, быстро растворилась и мы пошли напролом.



Шли так, чтобы каменный горб был рядом слева, и искали место, чтобы можно было по нему подняться



Но склон постепенно понижался, но пока еще был крутым, не влезть



Потом начался более плавный подъем, к тому же мы все-таки нашли дорогу. И дальше пошли уже по ней.



Все время, пока была на Соловках, любовалась огромными валунами. И все время поражалась – как же там всё за жизнь цепляется. Вот ведь – камень, на нем сначала распускаются лишайники, потом чуток мусора нанесло – уже мхи выросли. Малейшее углубление – вот и деревца проросли. На камне.



А до вершины еще далеко



Хотя мы уже и высоко забрались



И, как назло, туман.… Но вершина уже манит, зовет к себе. Отступать с полпути – ни за что! Лезем. По пути обогнали еще одну группу туристов. Те шли укомплектованные, экипированные, с рюкзаками, в сапогах. Ошалело на нас посмотрели: мы ж в кроссовочках, из всех вещей – моя сумка у Лехи на плече и фотоаппараты в руках. Зато когда мы уже спускались – те еще и до вершины не дошли.



Ближе к вершине растительности почти нет – только каменные плиты и заросшие мхом впадины.



Леха пер вверх, как лось. А я ж еще фотографировала, поэтому отстала. Ну а как такое не снять? Это же самый настоящий древний сейд – священные камни с тысячелетней историей





Туман дразнился, как живой – то затягивал все, то чуть отступал.



Но вот уже и вершина. Большой Немецкий Кузов – это несработавший вулкан, поэтому на вершине у него – кратер.



Услышала вопли – Леха добрался. Как вы думаете, что кричит человек, забравшийся на вершину горы? «Эгегей, ..ля! Ёёёжииик! Лошаааадкааа!»



Все же обошла кратер по кругу. Крест вкопать нельзя – укреплен камнями.



И туман, зараза, весь вид испортил. А вот это видимо, самая высокая точка. И не лень кому-то было цемент наверх тащить. На время она стала еще сантиметров на 20 повыше



Как и везде на Соловках, на вершине было теплее, чем внизу. Наверное, к Солнцу ближе. Красота там, конечно, просто фантастическая. Даже сквозь туман





Но увы, долго там находиться не было времени. Кораблик-то еще подождет, а вот паровоз в Кеми ждать не будет. Надо спускаться. А страшно! Подниматься-то всегда проще. Но деваться некуда – не оставаться же. Убрала фотоаппарат, пару раз прокатилась на попе – все нормально. Парадоксально, но вниз мы спустились минут за 15. Почти по дороге. Дорога, как оказалось так по побережью и идет. Опять надо обходить пол-острова. По пути собрали всех заплутавших и вернулись к кораблику. Вымокли мы за этот подъем совершенно знатно: джинсы по колено мокрые, в ботинках хлюпает, носки – хоть выжимай. Ботинки уже в Москве досыхали. Но ничего, даже не заболели.



Прощальные взгляды и отплываем. Вон та, макушка в тумане – это то, куда мы залезли.



Теперь попетлять между островов, напоследок полюбоваться птицами и тюленями



И вперед, в Кемь.



До свиданья, Белое море. До свидания, ирреальные, парадоксальные, но невероятно красивые и притягательные острова. Очень хочется верить, что «до свидания».



«И теперь для меня нет ни сна, ни покоя, ни места
Как доехать туда, как туда долететь,
И кто сможет теперь мне помочь или все рассказать
О местах, что нет в карте
От Владивостока до Бреста
Все об этих краях, куда мне очень надо попасть.»

Больше фотографий здесь
http://photofile.ru/users/xeellen/

Бонус-трек
Так просто, из занимательного, что на пути попадалось.

Такси в Кеми



Кафешки в Питере



Деда, золотистый сервант, не твой случаем?



И теперь я точно знаю, кому поклоняется Дед. Он же «ибисопоклонник». Так вот он какой – ибис. Деда, эта носатая длиннолапая птичка – твое божество?))



Чайки на Фонтанке



Обалдеть – в Крюковом канале живут бобры!







Кафе «Арахис»



Сторож гостиницы



Короче,



А вот эта рекламка на трассе, вблизи Медного. Что бы это значило?



Уффф. Все.

2009г.