Вчера справил своей собачонке днюху - стукнуло ей целый годик, за что зверюга была осчастливлена пятью вкусными костями, а я парой стопочек водочки. Надо сказать, что к своему годику собачка выросла крупненькой - до своего предела в 65 в холке ей осталось два см, вес серьезно за 40, и когда она в пылу игры втыкается в меня со всего ходу, то продолжает нестись дальше даже не икнув, а я вот сильно икаю, пытаясь подняться после контузии.

Пошли с ней сегодня погулять.

Началось все с того, что задаренную кость она отдать отказывалась, пришлось тянуть за ошейник. В лифте соба выглядела сильно насупленной, и обиженно раздувала щечки. Причина выяснилась уже возле подъезда - она умудрилась сховать кость за щекой, а надутый вид объяснялся тем, что кость эту она держала поперек, и ее концы оттопыривали губищи. Вернула подарок Кира только после пяти минут уговоров и физического воздействия.

На улице встретилась нам на пути соседка из соседнего дома - такса Лора. Таксисты - ваще забавные животинки, а эта так просто ураган. Моя за ней угнаться не может - пока она на своих лапищах сделает раз-два-три-четыре, Лорка успевает сделать раз-два-три-четыре-раз-два-три-четыре-раз-два-три-четыре, при этом размах ушей ей позволяет применять эффект планирования, а у моей раздувшиеся на бегу брыли создают противоположный эффект парусирования, сильно тормозя движение.

Наносившись всласть, они нашли свой старый раскоп, и решили его углУбить. Видимо, роют себе бомжеубежище на зиму. Картина при этом была примечательная - две жопы с хвостами торчат вверх, причем такс умещается строго под брюхом моей зверюги, в два этажа, и из-под этих задниц вверх летят комья земли, обломки кирпичей, чьи-то кости и шлемы Александра Македонского.

Быть "подвалом" таксе надоело, она вылезла наверх, и попыталась забраться в раскоп со стороны головы моей корсы. Ни фига - у нее голова в ведро-то с трудом пролазит, никаким норным охотникам там больше места нет. Такса ругалась по-собачьи, гавкала, суетилась, кусала Киру за уши и всячески пыталась пролезть в дырку. Но легким движением носа всякий раз была катапультирована на свежий воздух. В итоге возмущение ее достигло предела, она обежала торчащий из земли жопель и хватанула обладательницу выдающегося крупа за то, что осталось от хвоста после процедуры купирования.

Вопль оскорбленной до глубин собачьей души корсы взметнулся в горни выси. Погоня была недолгой - как только место в раскопе освободилось, такс сделал круг почета, и с разбегу в него впрыгнул. Но тут Лорка совершила стратегическую ошибку - жажда мести итальянской красавицы была в самом разгаре, и она бросилась туда же сломя голову, фактически размазав таксу по стенкам свежевыкопанной норы своим лбом.

Залечивать раны хозяин Лоры позвал нас к себе - типа по чайку. Но честно предупредил, что у него кот. Да и че нам кот? У меня у самого еще кот и кошка. Но это оказался не кот. А КОТ! Килограмм восемь, не меньше, рыжая наглая тварь.

Первым делом возбужденная Лора кинулась к нему здороваться и рассказать о своей победе над корсой. На что кот ответил прямым хамством - он не сдвинувшись с места зацепил двумя лапами таксу за щеки, подтянул к себе под глаза, и стал внимательно рассматривать. Такса замерла - оказывается сию процедуру кот с ней проделывает регулярно, и она не рыпается, справедливо опасаясь за сохранность щек и глаз.

Кира, привыкшая, что кошки в доме живут так, как она им разрешит, пришла на выручку, грозно надвинувшись на оскорбителя собачьего племени. Рыжий еще не до конца осознал серьезность претензий, и попытался повторить номер - отпустил таксу, и потянул щупалки к морде именинницы. Но в этой семейке явно принято делать стратегические просчеты. Таранный удар носом снес его на пару метров, а басистый ГАВ!, от которого дурным голосом заорали рыбки в немытом аквариуме, лишь усилил драматичность момента. Через секунду этот монстр сидел под потолком на мебельной стенке, переводя дух.

Хрена себе, - удивился хозяин. - Он на диван-то без посторонней помощи обычно забраться не может.

Когда мы прощались, Лорка подбежала к дверям, весело потявкивая. "Ну, ты, это, еще заходи, - явно говорила она. - Кота гонять будем". Рыжий обреченно сидел на своем шкафу. Власть в доме менялась