Армейские нунчаки

У нас в роте тоже поветрие пошло. Сделали знатные нунчаки из ебонита на цепочке. Тяжелые, боевые. а поскольку мальчики мы были постарше вашего, по 19-20 лет, то и крутили их посильнее, и выпендривались друг перед другом отчаянней. Т.е. просто восьмерки писать было неинтересно, нам обязательно подавай перехват за спиной вслепую. Самой распространенной травмой был могучий удар ебонитовой палочкой в затылок. Со всеми последствиями в виде звезд и шишек величиной с небольшую дыньку на тыкве. Через пару дней таким украшением обзавелись все в части, за исключением разве что поварихи Любы, ротного пса Дембеля и кота Чмошника.

Нужна защита - догадались мы, разминая гематомы на затылке. Из каптерки добыли зимние шапки, и начали тренироваться в них. Самые умные надевали две штуки. Не помогло. Раскрученные могучими солдатскими руками, нунчаки продолжали прилетать в многострадальные затылки с импульсом хорошего артиллерийского снаряда. Со стороны казалось, что бойцы затерянной в Вологодских лесах отдельной радиотехнической роты все скопом, включая комсомольцев, крещеных и одного еврея подались в ислам. Вот стоит солдат, и вдруг бах на колени и лбом в мох. Намаз творит. Ага.

Еще через пару дней энтузиазм резко остыл. Больно, сцуко. БОльшая часть роты решила вернуться к футболу - так безопасней. А заодно можно получить удовольствие, гоняясь за старшиной с целью якобы случайно врезать ему по ноге. Даже если у него мяча нет.

Не отступился только упорный туляк Серега Герасимов, низкорослый, но почти одинаковый во всех измерениях, квадратный качок. С самого начала службы за свою фигуру и основательность он получил погоняло Купец, быстро сократившуюся до Купа. А потом, в связи с новыми веяниями, трансформировавшееся до Коопа. Он уходил в лес, и там предавался мазохизму в гордом одиночестве.

Через несколько дней Серега ввалился в казарму со зверским выражением на лице и смертоубийственным оружием в руке.

- Ща я вам покажу! - заорал Коопа, загнав своим криком под шконки даже все повидавших дембелей.

И начал лихо выкручивать нунчаки за спиной, ловко делая перехват. Мы офигели. Это был цирковой номер, не меньше. Как он этого добился? Почему не умер во время упражнений?

А Серега торжествующе погрозил пальцем, и пообещал через пару дней удивить нас еще больше.

Выдержать муки любопытства было не в наших силах. И когда Серега в очередной раз скрылся в лесу, вся рота, в полном составе, включая больных, убогих и тех, кто был на боевой дежурстве и в наряде, поползла кустами подглядывать за его секретной шаолиньской тренировкой.

Секрет отшлифовки мастерства оказался банален и пошл. На небольшой полянке, посреди комариной тучи, Серега Герасимов крутил нунчаки со скоростью вертолетного пропеллера. Время от времени раздавалось протяжное "бууууммм". Это ебонитовая палка нунчак прилетала в надетую на его голову каску.