Дровишки аксакала

Наш Батя был человеком творческим, по-своему даже талантливым.
Иногда мне кажется, что китель подполковника скрывал личину Великого Строителя. Куда там ЮрьМихалычу с Ресиным: когда денег, как у дурака фантиков, чего не строить? Спробовали бы они возвести кукую-нить халупу при полном отсутствии стройматериалов, но горячем желании это совершить. Если на какой-либо из площадок задумывалась и начиналась стройка, личный состав объекта быстренько выходил в отличники боевой подготовки; Батя лично инспектировал объект не менее двух раз в сутки; а сэкономленный на обслуживании аппаратуры технический спирт по бартеру обменивался на цемент, гвозди, шифер и всё, что может потребоваться в нелегком труде Первой древнейшей професии.
Вторая черта характера Бати -хозяйственность. Как всякий щирый хохол, он бережно относился к ресурсам, в том числе трудовым. На моей памяти ни Батя, ни ротные не отправили на губу (гауптвахту) ни одного солдата; все залеты пролечивались в пределах части. Формула "от забора и до заката" получила реальное воплощение в виде повторно-долговременного выкапывания траншеи для прокладки водопровода вручную, ударно-врубовым методом в рыжую казахстанскую глину (термин, вестимо, шахтерский; но обычной копке этот конгломерат ни в какую не поддавался). Страдалец, уличенный в употреблении неустанывных напитков и заклейменный на утреннем разводе в диверсионной деятельности по подрыву боеготовности, вооружался киркой, ломом и лопатой в положение "на пле-чо!" и печально шествовал изменять рельеф и ландшафт.

И наконец (тут спорно; сточки зрения грамматики вполне возможно было б прописать и "на конец"), как всякий военный, Батя умело сочетал стратегию, тактику и маскировку. Поэтому огородик, куда он привозил покопаться свою супругу, а иногда и жену замполита, даже не намекал о существовании баньки на другой точке, расположенной вне зоны поражения при ядерном ударе по огороду со стороны вероятного противника; банька предназначалась для плотских утех в широком диапазоне, от мытья личного состава до пощипывания за тугой бок некой молодой особы. К ней же (конечно же баньке, а не особе) часто предполагался мангал и шашлык; мангалу нужны уголь или дрова.
Вот теперь речь пойдет о саксауле, тамошнем среднеазиатском дереве, столь напитанном солями, что не горит, а тлеет; посему как нельзя лучше заменяет уголь.

Все получилось из-за какого-то нашего залета. Мы -два человека, минимальный экипаж при аппаратуре. То есть она, аппаратура, самая что ни на есть автоматическая; но если задурит, кто наставит ее на путь истинный, сделает сброс и перезагрузит, кроме человека? А поскольку один человеческий фактор, коснувшийся оголенной частью тела токоведущей части, в одиночку освободиться никак не сможет, по технике безопасности нужен второй, дабы оттащить, разъединить и помощь оказать. По этой причине разлучить нас с отправлением на рытье пресловутой траншеи (читай -каторжные работы) возможности не было; подменять на кого-то со стороны -почти бессмысленно.
Батя рассудил здраво: нарушали вдвоем? знач, и страдать за содеянное будете вдвоем. Кара оказалась весьма изощренной.

Вскоре после приговора к нам въехал Урал, доверху тента груженый какими-то кривыми палками коричневого цвета, толщиной с руку. Сопровождавший прапор, пока выгрузили, рассказал о чудесных свойствах саксаула, передал наказ Бати: изделать дровишки для мангала, поленцами примерно в ладонь и отбыл вместе с Уралом, многозначительно улыбнувшись на прощанье.
Коварство улыбки нам открылось чуть позже. Добытая из кладовки ножовка, служившая дотоле верой и правдой, сдалась сразу: на поверхности бревен остались лишь неглубокие царапины.
Следуя стереотипу "раз дерево, значит -пилить!", извлекли из закромов ножовку по металлу. Результат налицо: щепотка соленых на вкус опилок цвета и консистенции како-порошка, образцовое полешко оговоренной длины с торцами, блестящими как зеркала твердотельного лазера. Оглянувшись на кубометры исходного сырья, приуныли: пилить нам не перепилить; раньше выйдем на пенсию, чем на дембель. Оставалась надежда, что решение проблемы должно быть - и озарение пришло.

Америкосовские сейсмостанции, денно и нощно отслеживающие покой матушки-Земли, наперегонки слали доклады в Министерство энергетики Ю-Эс-Эй о том, что в районе Семипалатинского полигона русские (ох уж эти русские!..) начали испытания сейсмического оружия малой мощности и высокой удельной энергии. Командующий 6м флотом US Navy доложил Президенту, что контакты с русскими подлодками потеряны, так как гидроакустики оглохли; старты с авианосцев пока еще возможен, а посадка -нет, поскольку самолеты трясет во время пробежки как на голландской булыжной мостовой. Комитет начальников штабов в полном составе прибыл в Хьюстон, дабы лично просмотреть снимки со спутника. Для расшифровки привлекли лучших аналитиков; вердикт которых был единогласен: у Советов проблемы с крышкой одной из пусковых ракетных шахт, устранением неполадок занимаются танкисты. Одуревший от обилия данных КНШ на всякий случай объявил "желтую" тревогу...

Оснащение отлаженного бизнес-процесс со стороны выглядел примерно так: бетонная площадка курилки с вмурованным по центру колесным диском Урала, два куска рельса, полупудовая кувалда; 2 танковых шлемофона и 2 армейских бушлата потребовались на начальном этапе, поскольку готовый продукт взлетал по куску эпитрохоидальной траектории и приземлялся как бумеранг, т.е. в точку удара. При тридцатиградусной жаре тяжелая экипировка единогласно была признана лишней; смешные персонажи сменили аммуницию на плавки и пилотки.

Покрошили материал за сутки. При докладе о завершении и готовности к новым свершениям Батя недоверчиво хмыкнул, пробурчал нечто вроде "гольна на выдумки хитра" и пообещал при повторении содеянного проступка прислать электрогенератор с ручным приводом для бесперебойного питания приборов. Ждем-с...