Холодное декабрьское солнце

данный текст основан на реальных событиях, потому имена, модели машин - изменены. текст достаточно жёсткий, не для слабых нервов. впрочем, лучше просто считать этот текст страшной сказкой, которой никогда не было

То декабрьское утро для Нади - молодой девушки лет двадцати –двадцати пяти - началось совершенно обыденно. Точно так же как много-много раз до того. Единственно, что машина Нади - сравнительно новая «девятка» - слегка захандрила, долго не хотела заводиться. Но тому было простое объяснение: мороз.
С горем пополам «девятка» завелась, и вскоре, вместе со своей подружкой Татьяной, Надя выехала со двора и двинулась в сторону Санкт-Петербурга.
Дорога, соединяющая Ш. -небольшой город ленобласти - и Питер никак не походила на немецкие автобаны. Две узких полосы – одна туда, одна обратно. Полное отсутствие отбойников, плохо очищенный от снега достаточно неровный асфальт – типичная картина. Потому назвать поездку лёгкой – я бы не рискнул.
Зазвонил телефон. Надя, держа руль одной рукой, второй достала из внутреннего кармана куртки розовый мобильник-раскладушку.
-Алё! Кристинка, привет! На работу еду, а ты? А-а, везёт тебе. А чем у вас там вчера… ого! Да ты что! А он?
В целом телефонный разговор не представлял из себя особой литературной ценности. Так, обычный трёп.
А вот закончился разговор не обычно. Кристина услышала лишь, как Надя оборвала фразу громким отрывистым криком, затем был какой-то шум… и тишина.

Случившееся было до боли примитивным. Неправильно выполненный обгон. Сначала обгонявший неверно оценил скорость встречной машины, а затем, уворачиваясь от оной, подрезал «девятку» Нади.
Удар был не сказать, что бы сильный. Так, соприкосновение правого заднего крыла обгонявшего с левым передним крылом девятки. Да и скорость была не велика.
Но на зимней дороге хватило и этого.
«девятка» Нади под острым углом вылетела с дороги, боком влетела в придорожную канаву. От этого первого удара Надя, забывшая пристегнуться, сползла чуть вперёд, случайно вдавив в пол педаль газа. Затем машина вылетела на другой берег канавы, оставляя за собой след, в виде оголённой пожухлой травы – снег ещё не успел слежаться.
Выскочив из канавы, машина продолжила движение вперёд, попутно раздавив собственный передний бампер, отвалившийся на ходу.
А затем был удар о деревья. Надю бросило вперёд и вправо. Хруст и адская боль в застрявшей между педалями ноге, удар грудью о торпеду и головой в наполовину вылетевшее лобовое стекло – всё это для Нади уместилось в долю секунды – и девушка потеряла сознание.
***
Все дела были улажены достаточно быстро. Впрочем, Рон этому особо не удивлялся – клиенты в Ш. подобрались толковые, и проблем с ними никогда не возникало.
Рон приехал в Ш. ещё затемно, а теперь, выезжая из города, он машинально подумал, что небо чистое, солнце только что взошло, похоже, день удастся, по крайней мере, с точки зрения погоды. Вот только тепла декабрьское солнце не особо добавляло. Так на то и зима.
Внезапно, внимание Рона привлекла стоящая за дорогой машина.
«Так, ещё один - подумал Рон бесстрастно, как это он туда долетел? Да ещё через канаву… ладно, вроде несильно разбито там».
И не говорите о чёрствости. Когда наматываешь по полторы-две сотни километров за день, и каждый день видишь по две-три аварии (в среднем) – поневоле перестаёшь как-то остро на них реагировать. Потому Рон как бы отметил в воображаемом блокноте галочкой «ещё одна", и уже проехал мимо, но…
«Нет, надо посмотреть, как они там, - подумал Рон, выбрав место пошире и развернувшись, - мало ли что… тем более, улетели они не так давно, во всяком случае, туда ехал – ещё никого тут не было – а возле машины никого нет. Обычно, после аварии стараются побыстрее выбраться»
С этой мыслью, Рон остановился на обочине. Возле мигающего аварийкой «гольфа»
Рядом с «девяткой» уже ходила какая-то женщина. Водительское кресло, как успел заметить Рон, было пусто. «сама, похоже, выбралась» - подумал он.
-Идите сюда, скорее, - крикнула ему женщина, помогите мне.
-А что тут случилось?
-Какой-то урод их обгонял! - сказала женщина, (для удобства назовём её Ольгой) мне в лобовую шёл! От меня увернулся, а их вон, заправил куда! Помогите девчонок вытащить!
«Так, она значит с гольфа, - подумал Рон, обходя машину и подходя к правой стороне «девятки, - а тут водитель где? Девчонок… неужто там дети? Мать твою, только этого не хватало – с детьми в аварию – избави Бог»
На переднем пассажирском сидении сидела молодая девушка с длинными тёмными волосами.
-Как вы? – отрывисто спросил Рон.
-Да вот, зажало, - сквозь боль девушка (та самая Татьяна, подруга Нади) попыталась изобразить улыбку.
Рон попытался открыть двери – куда там! От удара об дерево правая часть машины сместилась назад, и двери что называется, вгрызлись одна в другую.
-Вот зараза! – обругал Рон двери. Затем, повернувшись к сидящей в машине девушке сказал:
-Сейчас с другой стороны попробуем открыть, потерпите.
Только тут Рон обратил внимание, что перед зажатой девушкой на приборной панели лежит красная куртка с капюшоном, причём, явно не пустая.
«Ребёнка что ли на руках везла, - подумал Рон, обходя машину, - вот дела, а где ж водитель этой колымаги?»
Он дёрнул ручку водительской двери. Дверь открылась.
«Вот тебе и водитель, - подумал Рон, - хотели – получите».
-«Скорую», наверное, надо вызвать, - сказала Ольга.
-Звоните, конечно, - чуть растерянным голосом сказал Рон, осматривая машину изнутри. Почему-то внимание привлекла приборная панель, всё ещё светящаяся. Рон подёргал какой-то переключатель, затем попытался через образовавшуюся щель между капотом и крылом сдёрнуть клемму с аккумулятора. Зачем? Может, потому, что это казалось не таким страшным, более привычным, что ли.
Рон снова заглянул в салон. Девушка в красной куртке лежала лицом вниз на правой стороне торпеды, правым боком она навалилась на зажатую машиной Татьяну, а вот ноги… особенно правая…
Рон сглотнул слюну. Правая нога мало того, что была вывернута непонятно как, так ещё в районе колена сквозь джинсы проступало тёмное кровяное пятно.
«Похоже – труп» подумал Рон, и осторожно коснулся руки Нади. Пульс даже нащупывать не пришлось, тоненькая бьющаяся венка словно сама прыгнула под палец Рона.
«Живая!»
Рон на долю секунды попытался вспомнить что-либо из прочитанного по оказанию первой помощи, - но затем осторожно наклонился над Надей, потрогал ей лицо – тёплое, и дыхание слышно.
«Чёрт, она ж носом уткнулась в собственный капюшон» - подумал Рон, торопливо опуская спинку водительского сиденья. Затем он кулаком вытолкал наружу мешавшее лобовое стекло – точнее, то, что от него осталось – и осторожно приподнял Надю с приборной панели и плавно переложил тело девушки на сиденье.
«Позвоночник бы не повредить… впрочем, всё равно вытаскивать её придётся… у неё весь нос забит кровью, - Рон осторожно отвёл волосы с лица Нади – как бы не захлебнулась этим всем»
-Я «Скорую» вызвала, - сказала Ольга, - сказали, что выехали.
-Идите сюда, - Рон открыл заднюю левую дверь, - подержите ей голову вперёд, что бы кровью не подавилась.
-У неё голова не держится, - испугано сказала Ольга, - уж не шея ли повреждена.
-В отключке она, - буркнул Рон, - вот голова и не держится. Держите, держите, не давайте запрокинуться.
Затем он осторожно коснулся ноги девушки («Бог мой, как резиновый шланг. Ампутируют, как пить дать») и осторожно, упершись правой рукой в пассажирское сиденье, нагнулся к Татьяне.
-Дайте, я посмотрю, где у вас что зажало, - сказал он.
Весь пластик на торпеде превратился в кучу острых осколков, при этом торпеда сместилась от удара назад и вниз, зажав девушке ноги.
-Больно? - Спросил Рон, осторожно ощупывая ногу девушки.
-Здесь нет, там внизу болит, - сказала Таня.
-Здесь? - Рон опустил руку ниже, - ум-м, у вас ещё и сапоги на каблуках?
-Да, - не ожидавшая вопроса девушка смущённо улыбнулась. Вообще она держалась молодцом. Ни слёз ни истерик, будто не в искорёженном железе, где её зажало, сидела, - а дома на диване.
-Ладно, - сказал Рон, - главное – живы остались – считайте уже повезло.
«Да ещё и как, - подумал он, - чуть правее, поближе к дереву – и пристёгнутый ремень был бы бесполезен. А вот то, что у неё каблук сапога лежит на коврике параллельно полу – это конечно плохо, но в целом не смертельно. Бог даст – вывихом обойдётся. Тем более, что там кость чувствительная, а девушке хоть и больно – но терпит, молодец.
-Попробуйте спинку сиденья назад откинуть, - сказал он вслух
-А как? - спросила Таня.
-Там колёсико должно быть пластмассовое, покрутите его.
-Нашла, - Татьяна опустила спинку кресла назад.
-Теперь попробуйте назад выползти.
-Не, не пускает, зажато.
-Тогда попробуйте сиденье назад сдвинуть
-А как? – повторила вопрос Таня
«Если б я знал» - подумал Рон, - осматривая водительское кресло. На «девятках» он не ездил ни разу
-А, вот, вроде нашёл, - сказал он, - пощупайте справа, там ручка будет, примерно посередине.
-Кажется нашла.
-Тяните её вверх.
Кресло удалось сдвинуть назад, и Таня осторожно вытащила ноги из-под торпеды.
-Вот и славно, - сказал Рон.
В этот момент дыхание Нади стало более шумным, Потом прорезался стон.
-Где ж «скорая»?! - испугано произнесла Ольга.
Рон, обойдя машину, ещё раз попытался открыть правые двери – не судьба. Заклинило здорово. Предложение вытащить Татьяну через окно, выдвинутое Ольгой, было отклонено. Заниматься подобной гимнастикой и со здоровыми конечностями проблематично.
А затем начался ад.
Надя пришла в себя.
Скорее не так, не пришла в себя а вышла из обморочного состояния. Ей было больно. Очень больно. Она стала громко кричать, стала дёргаться. Рон удерживал её на сидении, шептал ей на ухо: «потерпи, вот сейчас доктор приедет, всё у тебя хорошо будет, потерпи моя хорошая, тебе помогут» - ну и так далее, по кругу. Лицо девушки было испачкано кровью. Рон, само собой этой кровью обляпался. А девушка всё кричала и кричала, её широко распахнутый, со сгустками крови на зубах и языке, рот извергал крик чуть ли не в самое ухо Рона, продолжавшего своей дурацкой скороговоркой-мантрой – «потерпи, потерпи моя хорошая, потерпи, всё хорошо будет, сладкая моя, потерпи, приедет доктор, тебе помогут» - утешать Надю.
-Я ещё раз позвонила, - сказала Ольга,- говорят, едут… Ну где ж они?
-Надо её вытащить отсюда, - сказал ей Рон, - Далеко тут больница?
-Да не очень.
-Попробуем девчонку туда отвезти, - сказал Рон, - а то скорую пока дождёмся.
-А у вас есть на чём? – спросила Ольга.
-Я ж сюда не пешком пришёл, - сказал Рон, просовывая левую руку между сиденьем и бёдрами девушки, - и потом всё равно её надо будет вынимать.
Однако, то ли Надя была тяжеловата, то ли от её криков у Рона сил оказалось маловато – но стало ясно, что вытащить девушку из машины не удастся.
Надя всё ещё кричала. Временами проскальзывали слова вроде «ой! Больно!» но в основном это был просто крик боли и страха.
-Надо ещё кого-нибудь позвать, - сказала Ольга.
-Поговорите пока с ней, - сказал Рон, - вылезая из машины.
Перебежав через канаву он вышел на дорогу, начал махать руками, пытаться остановить. Три или четыре машины проехали мимо. Они видели аварию, видели испачканного кровью человека, - но у них были свои дела, они были заняты, кто-то спешил на работу, а то и просто испугался.
Остановилась грузопассажирская «газель». Пожилой «узбек» (не различаю я их, честно. Среднеазиатская внешность, может и таджик, может туркмен – не суть) испуганно высунулся из бокового окна:
-Что случилось? – испуганно спросил он подбежавшего Рона.
-Помогите девушку из машины вытащить, - торопливо сказал Рон, - вон она, в машине сидит.
Водитель газели только присвистнул, что-то по своему сказал сидевшему рядом пассажиру.
Втроём они подошли к «девятке».
-Слушай, может не надо трогать, а? – неуверенно сказал один из «узбеков»
-Да, как бы хуже не сделать – сказал второй.
Надя продолжала кричать.
Тут из «газели», отодвинув боковую дверь, вылезла женщина солидных лет (тоже из «узбеков»), резво, для своей, не менее солидной комплекции, пересекла канаву и громко стала орать на своих:
-Чего вы ждёте (пара слов по- «узбекски») ! она ж там помрёт! Вытаскивайте её!
-А вот и «скорая» - сказала Ольга
-Боль-но! Но-га! – кричала Надя.
-Потерпи, родная, потерпи, - вновь говорил ей Рон, - вот уже врачи приехали, сейчас всё будет хорошо, потерпи.
А Надя всё кричала. Крик словно проходил через уши Рона насквозь. Вот что по-настоящему было плохо – так это запах. То ли крови, то ли ещё чего – но запашок был крайне неприятный. Так пахнет на рынке, где торгуют свежепорубленным мясом. Да ещё тональный крем у девчонки был пахучий, и запахи смешались в приторно-подташнивающую смесь.
Приехавшие врачихи оказались такими «дамами в теле», хотя «узбечке» по габаритам всё ж уступали. Первое что они сделали – коротко выругались и пошли обратно к машине, откуда одна из них принесла шприц, а вторая - носилки.
Надя кричала. Рон уступил место врачихе, которая ловко сделала Наде укол в запястье.
«Лучше б наверное, новокаином ногу ей обколоть» - подумал почему-то Рон, но смолчал. Ибо в подобных ситуациях профессионалы посылают лезущих с советами дилетантов далеко за горизонт.
Тем временем остановилась ещё одна машина. Когда именно – Рон не заметил. Но теперь помимо него, Ольги, врачей и «узбеков» возле машины стояли ещё двое мужчин.
-Как её вынимать? - сказал один из подошедших недавно.
-Предлагаю так – сказал Рон, - я за плечи наклоняю её вправо и оттаскиваю чуть назад, а вы аккуратно вытаскиваете ноги, потом один их придерживает, а двое берут под бёдра – и выносим.
-Вперёд ногами… - с сомнением в голосе сказал кто-то.
-Лучше через заднюю дверь – сказала одна из врачей
-Можно и так, - сказал Рон, пролезая на заднее сиденье машины, - Один ещё сюда, за плечи берём. Придерживайте бёдра! И ноги, ноги аккуратнее!
Вытаскивали осторожно, суетливыми были лишь голоса. Рону на мгновение показалось, что каждый словно сам себе советует: «Держи! Аккуратнее! Не зацепи! Осторожнее! Перехватывай, перехватывай!» – et cetera.
Дополняла картину Надя, громко вскрикивающая от боли при каждом движении – а когда вытаскиваешь человека с переднего сиденья через заднюю дверь – движения поневоле становятся более резкими, чем хотелось бы.
Надю извлекли из автомобиля, поднесли к носилкам.
-Да не той стороной! – взвизгнула врач, - сюда ногами!
Надю уложили на носилки, пристегнули и аккуратно понесли к машине. Преодолевая канаву Рон, так же державший одну из ручек носилок, невольно подумал: «лишь бы кто не грохнулся тут, поскользнувшись по снежку».
Обошлось. Загрузили.
-У неё крови полный нос, - сказал Рон одной из врачих.
-Нормально всё будет, - ответила та, - тащите вторую.
Со «второй» - то есть с Татьяной было много проще. Из машины она, пусть и пошипев пару раз от боли вылезла самостоятельно, да ещё и обе сумочки с собой захватила (свою и Надину), и, опираясь на плечи Рону и ещё кому-то из мужчин вознамерилась было допрыгать до «скорой» на одной ноге. Через канаву, ага. Короче говоря, Рон со вторым мужчиной подхватили Таню под бёдра и донесли до скорой в положении «сидя» Но всё равно молодец девушка – держалась, как не всякий сможет. Без капли нервозности.
Рон ещё раз метнулся к машине, притащив оттуда к «скорой», по просьбе Татьяны ещё пакет с какими-то вещами и заодно зачем-то прихватил жёлтого плюшевого мыша.
Тем временем подтянулись гаишники.
«скорая» отъехала. Разъехались и большинство помощников.
Один из гаишников полез в «бардачок» или, вернее, в останки оного в поисках страховки.
-Под козырьком может быть, - сказал стоявший рядом Рон.
Полис оказался там. Правда, прописаны там почему-то оказались другие люди, да и номер не совпадал, о чём гаишник недоумённо сказал своему старшему.
-А других документов там нет? – спросил старший
-Так они с собой, наверное, увезли.
-Короче, я в больницу, - сказал старший, - а ты пока свидетеля опроси, - он кивнул в сторону Ольги.
И тут откуда-то из машины заиграл-зазвонил мобильник. Рон сунулся туда, начал шарить то там то здесь – но нигде не мог обнаружить эту пиликающую хреновину.
-Осторожно, порежетесь, - сказал гаишник
-Да и хрен с ним, - буркнул Рон. По сравнению с происшедшим, беспокоится о возможных порезах было лень.
Мобильник он нашёл под водительским сидением – аккуратная розовая раскладушка, в разложенном положении – но к тому моменту уже не звонившая. Рон наугад потыркал по клавишам, а затем подошёл к Ольге, уже усевшейся в машину гаишников.
-Может вы в этой модели ориентируетесь – сказал он, - где тут список пропущенных вызовов?
-Сейчас посмотрю, - Ольга резво поиграла кнопочками, - вот, Кристина какая-то три раза звонила.
-Позвоните ей, если не трудно, - сказал Рон, - надо ж дать знать.
-Хорошо я позвоню.

Рон направился к своей машине.
«Блин все руки в кровище, как у маньяка», - он набрал с обочины чистого белого снега, и быстрыми движениями стал оттирать им кровь с рук. Руки моментально заныли от холода. Рон стал вытирать их платком. Затем он влез в машину, за руль.
И удивился тому, что с того момента, когда он подъехал прошло меньше часа. Затем он посмотрел на левую руку, неприятно нывшую – и только тут заметил, что кровь на ней была не только Надина. То ли когда остатки лобового выбивал порезался, то ли когда пытался Надю из салона вытащить и руку ей под бёдра засунул, потому как сиденье было усыпано брильянтиками разбитого бокового стекла.
«А может, пока мобильник искал, - подумал Рон, вскрывая аптечку, - вот и пригодилась, родимая» - он вытащил из аптечки кусок ваты, пропитал его перекисью и стал протирать ранки на руке. Зашипело, руке стало заметно теплее.
Тут-то Рон и понял, что слегка замёрз. Декабрьское солнце холодно, оно слабо греет.

собственно аварии я не видел, описание оной - реконструкция "по горячим следам" а потому возможны ошибки в деталях.